Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Интервью

Закон, даже несовершенный, лучше, чем его отсутствие

Закон, даже несовершенный, лучше, чем его отсутствие
Фото автора
Госсовет-Хасэ Адыгеи завершил весеннюю сессию. Последнее заседание проведено, депутаты отправились на парламентские каникулы. Какую работу успели провести парламентарии за прошедшее полугодие, какие законы удивили население и чем депутаты займутся в отпуске – в интервью ИА «SM-News» рассказал спикер Госсовета-Хасэ Адыгеи Владимир Нарожный

— Владимир Иванович, полугодие завершилось, депутаты ушли на парламентские каникулы. Какие были новшества в работе Госсовета-Хасэ в прошедшем полугодии?

— Главным ориентиром нашей деятельности естественно были основные положения послания президента Федеральному собранию, которые ставят перед нами задачи и определяют приоритеты в работе на текущий момент и краткосрочную перспективу. Они включают в себя положения политического, экономического, идеологического характера, а также вполне конкретные предложения, касающиеся законотворческой работы парламентариев. Послание стимулирует к совершенствованию законодательной базы республики.

В этом плане в принципе из года в год ничего не меняется – мы всегда в работе опираемся на озвученные в послании тезисы. Но в этом полугодии мы впервые создали специальную комиссию по реализации положений послания. В нее вошли депутаты, работающие на постоянной основе. В чем смысл? Это отдельный совещательный орган, который поможет координировать нашу работу, активнее привлекать депутатов районного звена.

— Кстати о районных депутатах. Насколько они активны в работе? Понятно, что на своем уровне они общаются с избирателя, решают вопросы «местного» характера. Весомо ли мнение муниципалитетов в общерегиональных вопросах?

— Мы стараемся максимально активно сотрудничать с районными советами народных депутатов. Объясню, почему это важно. Закон, даже несовершенный, лучше, чем его отсутствие. Именно депутаты районного звена, в первую очередь сталкиваются на местах с теми проблемами, которые, быть может, не урегулированы, с теми нормами законов, которые на практике не работают. Кому, если не им, говорить об этих моментах? Причем рациональных предложений от них достаточно много поступает. В этом полугодии, например, три районные инициативы стали законами. Для небольшой Адыгеи это весьма результативно.

Эти инициативы, например, касались прекращения действия свидетельства установления административной ответственности за уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений, занесенных в Красную книгу Адыгеи, публичного осквернения государственных символов Адыгеи.

— Последний закон, кстати, в некотором роде стал открытием для жителей республики и бурно обсуждался в соцсетях. Многие были удивлены тем, что до этого никакой ответственности предусмотрено не было.

— Да. И на это обратили внимание как раз районные парламентарии – совет народных депутатов Красногвардейского района – и восполнили этот пробел. Республиканским законодательством действительно не предусматривалась ответственность за умышленное уничтожение или повреждение герба или флага республики. То есть официальные символы Адыгеи попросту были лишены правовой защиты. Нарушителям грозило лишь наказание, предусмотренное за мелкое хулиганство. Теперь административная ответственность грозит за нанесение на герб или флаг надписей и рисунков оскорбительного содержания, использование их в оскорбляющем общественную нравственность качестве, срывание с места их расположения, сжигание. Суммы штрафов для граждан за такого рода нарушение установлены в размере от 2,5 до 5 тыс. рублей, для должностных лиц – от 5 до 10 тыс. рублей, для юрлиц – от 7 до 12 тыс. рублей.

— Если продолжить тему принятых решений, которые вызвали удивление и ажиотаж в обществе, нельзя не сказать о переименовании нескольких населенных пунктов республики. Зачем это было нужно?

— На самом деле, думаю, что многие жители вздохнули с облегчением после одобрения этого решения. Объясню, почему. Работа проводилась в течение нескольких лет. Была создана рабочая группа, в состав которой вошли представители органов государственной статистики, налоговой службы, службы регистрации кадастра и картографии, исполнительной и законодательной власти, научные сотрудники Института гуманитарных исследований, филологического факультета Адыгейского госуниверситета, архивов Адыгеи и Краснодарского края.

Всего переименовано девять населенных пунктов. К чему приводили неточности в названиях? Из-за разночтений в документах программа, рассчитывающая налоги, не позволяла зачислять средства на нужные счета. С этой путаницей профильным специалистам приходилось разбираться

порой очень долго. Проблемы возникали и у местных жителей. Приведу пример. Когда-то в республике был хутор Красный. Это небольшой населенный пункт, в котором по традиции вся жизнь вертелась вокруг местной школы, которую местные жители называли «Красненской». От названия школы пошло и название населенного пункта – сначала только в разговорах жителей, а с 60-х годов – уже и в документах – прописках, свидетельствах о рождении. При этом в картографических данных хутор оставался Красным. Естественно, сталкиваясь с необходимость оформления документов, местные жители массу проблем испытывали. С названиями некоторых все было еще банальнее: когда-то название аула было неверно переведено с адыгского языка на русский. Теперь ошибку исправили. Сейчас документы направлены в Министерство экономики России и федеральную службу регистрации кадастра и картографии. Думаю, этот вопрос закрыт.

— Знаю, что то же самое хотелось бы сказать о еще одном вопросе – заброшенных дачных участках, которым парламент уже достаточно продолжительное время занимается. Какие-то продвижения есть?

— Откуда вообще эта проблема? Из перестроечного периода. Когда рушились колхозы и совхозы, эту землю бывшим работникам в качестве компенсации раздавали бесплатно. В то время эти участки были востребованы. Люди переживали за них, вкладывали в них свой труд. Но в какой-то период приоритеты изменились. Земли стали пустовать. У нас сейчас есть дачные товарищества, где процент освоения участков практически равен нулю. Почему мы начали этим заниматься? Потому что проблема только усугубляется. Во-первых, Адыгея аграрная республика. И то, что гектары плодородной земли у нас простаивают, недопустимо. Во-вторых, мы активно развиваем туризм, и гости, которые въезжают в регион, видят вдоль трасс не ухоженные дачи и участки, а заросшие сорняками земли. Это тоже нельзя назвать нормой.

Поэтому была создана рабочая группа, которую возглавил заместитель спикера Госсовета-Хасэ, руководитель профильного парламентского комитета Аскер Савв. Вопросом начали заниматься вплотную. Главная проблема здесь в том, что мы порой не может найти собственников этих участков, а значит, и влиять попросту не на кого. Но мы настроены решительно – сделаем все, чтобы навести порядок в этой проблеме. При этом хочется донести до людей, что мы ни у кого не хотим отнимать эти участки. Наша главная задача — донести до собственников, что земля не должна простаивать, что за ее неэффективное использование законодательством предусмотрено наказание вплоть до изъятия.

— Владимир Иванович, не могу не задать вопрос на самую обсуждаемую в стране тему – изменения пенсионной системы. На последнем заседании парламент Адыгеи дал положительный отзыв на федеральный законопроект. Что дальше?

— А дальше – детальное обсуждение и доработка. Да, все депутаты — вне зависимости от партийной принадлежности — согласны с тем, что эти изменения назрели, что это вынужденная необходимость. Поэтому саму концепцию законопроекта мы поддержали. Но работа по обсуждению законопроекта будет продолжена на всех уровнях и в различных аудиториях. При Госсовете-Хасэ создана рабочая группа, которая займется выработкой рекомендаций. Мы обязательно аккумулируем предложения, которые будут высказаны, и направим в Государственную Думу для дальнейшего их рассмотрения и изучения. На это у нас есть два месяца.

Яндекс.Метрика