Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Интервью

Терроризм не бывает исламским или христианским

Терроризм не бывает исламским или христианским
По самым приблизительным подсчетам в таком северо-западном регионе как Псков проживает около 5 тысяч мусульман. Это дагестанцы, таджики, чеченцы, ингуши, татары. О том, какой видит здесь свою миссию мусульманский священнослужитель, есть ли национальная проблема в регионе и почему слово мусульманин вызывает состояние напряжения. Об этом корреспондент SM NEWS побеседовал с псковским имамом Абдуллой Магомедовым. Наш разговор состоялся в молельной комнате в центре города в доме, который расположен рядом с городским отделом полиции.

— Вы давно в Пскове?

-Больше четырёх лет. Сначала работал здесь распространителем всероссийской духовно-просветительской газеты «АС-Салам», которая издается в Дагестане, потом был назначен имамом. Имам – это духовное лицо, как в православии батюшка. Объясняю людям основы религии, провожу проповеди. Особенно много людей собирается на пятничные молитвы. Люди задают вопросы, просят дать жизненные советы.

— Как вы считаете, почему словосочетание «исламский терроризм» стало едва ли не устойчивым? Не поэтому ли местные жители относятся к иноверцам с опаской?

— Терроризм он и есть терроризм, он не бывает исламским или христианским.

— Но почему это словосочетание так впечаталось в сознание?

— Кто-то сильно работает, чтобы это произошло, чтобы «вбилось» в людские головы, чтобы представление об исламе было сродни терроризму.

— И им это удалось…

— Что-то, конечно, удалось.

— Чего уж скрывать, почему опасаются, или, правильнее недолюбливают выходцев с востока? Может, потому что они вседозволенность чувствуют? Что здесь можно то, что дома нельзя?

— Может, кто-то чувствует, но не все. Если один кавказец что-то плохое делает, это вызывает больше неприятие, чем то же самое сделал местный парень и на это даже внимания не обращают.

К одному ученому пришел человек: «Мой сын в армию отправляется, помолитесь Всевышнему, чтобы он в хорошее место попал!» На что он ответил: «Какое бы место ни было, Всевышний везде есть. Если мы хорошие, то и люди такими рядом будут. Мы сами отвечаем за свое поведение. Делаем добро, оно возвращается. Так же и со злом.

Одна из миссий Пророка – обучить людей нравственности, а не войне. В течение 13 лет пока Пророк жил в Мекке, он к этому призывал и он потерял многих близких. Но никому не разрешил отвечать злом. Он все перетерпел, призывал только к добру и миру. Просто сейчас террористы используют веру людей и хотят показать ислам как жестокую религию, что все идет через войну. Чтобы люди боялись. Но разве это религия? Религия есть для того, чтобы уважали и доверяли, а не боялись. Призыв должен быть мягким и нельзя человека заставить принять ислам.

— То есть насильно заставить нельзя?

— В Коране написано: «Нет принуждения в религии». То есть нельзя никого заставить принять имслам.

— Интересно, русские принимают ислам?

-У нас было несколько случаев.

— Кто или что их побуждало?

— Это люди, находившиеся в нравственных поисках. Они читали, изучали, находили ответы на свои вопросы. В основном ислам принимают девушки, которые выходят замуж за мусульман.

— Им мужья ставят условия?

— О подобном не знаю. Но в исламе нет такого, чтобы жена обязательно приняла религию мужа. Если кто-то заставляет, то чисто от себя, а не от религии.

— Вы можете о себе рассказать поподробнее, где вы учились на имама?

— Мне 28 лет. Я – аварец, родился в Махачкале, отец работал электриком, мама – домохозяйка. Нас 10 детей в семье. Трое братьев живут в Питере, все остальные в Махачкале. Женат на кумычке, ребенку 2 года. 8 лет я учился в Исламском Дагестанском университете, изучал богословие. Три года – подготовительные курсы, затем – основное обучение.

— То есть специально в университете учились на священника?

— Со своим образованием я мог бы работать и учителем.

— Священник в какой-то степени и есть учитель… Расскажите о своих учениках, какого они возраста? Кто к вам приходит?

— Как, правило, к 10 утра ко мне приходят женщины, они в основном задают вопросы, касающиеся религии.

— Проповеди на каком языке читаете?

— На русском. Ведь люди разных национальностей: таджики, ингуши, чеченцы. Религия — это божественная жизнь, а посланники объясняют, как правильно ее прожить людям. Ведь Всевышний нас создал для чего-то…

— Для чего?

— Всевышний создал нас для того, чтобы мы поклонялись ему и делали добро людям. Самое любимое деяние для Аллаха, когда мы радуем сердце другого человека делом. А самый любимый человек Всевышнего тот, кто помогает другим. И не деньгами, а советом и делом.

— Вы из религиозной семьи?

— Мама всегда была верующей. Отец к религии пришел уже позже, с возрастом. У нас ведь тоже мечети закрывали в коммунистические времена, в некоторых даже клубы открывали. Но, видимо, в людях крепко сидела вера.

— В мусульманстве много молодежи, это я в упрек православию, когда в храмах в большинстве старушки.

— Многое и из семьи идет, где сильны традиции… В Исламе обязательна пятикратная молитва, а в коллективе, в мечети, она ценнее. Пятничную молитву обязательно надо совершать в коллективе. С детства нам прививают основы религии. К нам, конечно, не все местные мусульмане приходят. Некоторые лишь два раза в год на праздничные молитвы. Но, встречая в городе молодых людей, я подхожу, разговариваю. Интересуюсь, как они устроились. Как правило, одним разговором не заканчивается. И потом, если я кого-то не знаю, его знает мой знакомый. К нам приезжают на молитву мусульмане с Острова, Печор, Плюссы – в основном на пятничные намазы. И если, кто-то здесь бывает по делам, обязательно заходит. Конечно, в регионе благополучная обстановка, люди разных конфессий живут в мире. Если говорить о возрасте, то приходит молодежь от 18 до 35 лет. Взрослые в основном по пятницам.

— А старики?

— Дагестанцев самых старших знаю лет 60-63. Есть татары, которым за 70.

— Вот вы находитесь в полуподвальном помещении, а мечеть – это то, что высокое, устремленное в небо…

— Мечеть украшают люди. Пусть будут высокие стены, а если люди не буду приходить? Главное чтобы люди сюда приходили. Хочется, конечно, чтобы мечеть была. Но мы не спешим. А ближайшая мечеть в Петербурге находится, если я там бываю, обязательно туда захожу. И езжу по делам к муфтию северо-запада Равилю Джафяровичу Панчееву.

 

Яндекс.Метрика