Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Судьбу детей во многом определяют экстрим-увлечения

Судьбу детей во многом определяют экстрим-увлечения
Фото ivodkb.ru
Как научить подростков безопасности

Почему «ватрушки» — самый опасный вид зимних развлечений? Когда у подростков снижен порог опасности? Чем чревато бездумное увлечение модными компьютерными играми? Как после серьезной травмы ребенку быстро встать на ноги и вернуться к прежней жизни?

В Ивановской области всех детей с травмами, полученными в ДТП, при падении с высоты, на отдыхе и занятиях спортом, привозят в детское травматолого-ортопедическое отделение, которое входит в состав травмоцентра первого уровня. Врачи-травматологи борются за каждого юного пациента.

«А ситуации бывают из ряда вон выходящие. Самое обидное — то, что многих ранений, повреждений и травм, которые нередко оставляют детей инвалидами, можно было бы избежать», — отмечает собеседник РИА «SM-News» — заведующий травматолого-ортопедическим отделением областной детской клинической больницы врач-травматолог-ортопед высшей категории Николай Егоров.

Краш-тесты на «ватрушках»

— Николай Евгеньевич, на всю Ивановскую область громко прозвучала история о том, как молодой хирург спас мальчику кисть, поврежденную при взрыве петарды. Часто к вам поступают ребята с такими травмами?

— В зимние месяцы за день среднее количество обращений 35-40 человек. В месяц – около 1000-1100 детей с самыми разными травмами. Из них около 10-15% — это те дети, которые требуют госпитализации и оперативного вмешательства.

С ранениями и повреждениями от пиротехники пациенты поступают не каждый год. Но о чем надо помнить: любая травма от пиротехники – это комплексное повреждение: сочетание самой раны, наличие ожога, тяжелой травмы мягких тканей в виде размозжения. Говоря простым языком, месиво. Плюс эти повреждения сопровождается травматическим шоком.

Рассматривать эту рану, как обычную, например, от пореза ножом, нельзя. Она будет длительно заживать, и перспективы на восстановление функции той же самой кисти на порядок сомнительней, чем от пореза. В этом плане пиротехнические средства очень опасны.

— Почему у вас, травматологов и хирургов, никогда не бывает мало работы?

— Многие дети не соблюдают технику безопасности. Из-за чего взорвалась в руке мальчишки петарда? Он ее поджег дома, а потом испугался. Решил погасить, взял в руки. Разговор идет о том, что если родители что-либо покупают ребенку, развлечение – скейтборд, самокат, велосипед, они должны понимать, что несут ответственность за здоровье и жизнь своего чада. И они должны обучить ребенка безопасному поведению, в том числе это касается и зимних развлечений. В первую очередь, я имею в виду катание с горки на «ватрушках». Этот вид развлечений мы относим к категории самых рискованных.

— Объясните, почему?

— «Ватрушки» – очень актуальная тема, модная. На них катаются даже маленькие дети. Но здесь велик риск врезаться в дерево, перевернуться, удариться головой об лед, неудачно упасть и получить перелом. Такого количества травм от других зимних развлечений – санок, лыж, коньков, мы, врачи-травматологи, больше не видим. На первом месте по частоте обращений и по тяжести полученных травм стоят именно «ватрушки».

Дело в том, что на «ватрушке» ребенок совершенно не управляет движением. Он не может затормозить. Попробуйте сами спустить ногу. Вас начнет крутить.Понаблюдайте за ребенком. Вот он катится с горы, сидя и глядя вперед. А потом его крутит и разворачивает. И очень часто он просто не видит, куда едет.

Еще один важный момент: на «ватрушках» катаются везде, где угодно. Потому что у нас нет специально обустроенных для этого мест. Были случаи, когда в конце горки была проезжая часть, на которую вылетали дети. Когда в конце движения была стена, и дети в нее на большой скорости врезались. И самое страшное, что травмы, которые они получают, достаточно тяжелые. В основном всегда есть сочетание черепно-мозговой травмы и позвоночно-спинальной травмы: происходит перелом в основном в области средне-нижнего грудного отдела позвоночника.

Тяга к экстриму чревата

— Какие отсроченные последствия могут иметь такие травмы?

— В будущем, к примеру, может развиться стойкий хронический болевой синдром, раннее развитие остеохондроза, нарушение осанки, сколиотические изменения. По жизни возникают большие ограничения. Если ребенок планировал связать свою жизнь с военной службой, с большим спортом, придется об этом забыть.

Удар происходит сильный потому, что в основном идет столкновение движущегося предмета с какой-то преградой: дерево, стена. Получается почти как у машины краш-тесты, когда машину разгоняют до 60 км/ч, бьют в стену и смотрят, какие у нее повреждения, и кто из пассажиров получил ранения.

Скорость при катании на «ватрушках» достаточно высокая. Получается кинетическая травма, сотрясение всех внутренних органов, идет перелом позвоночника, черепно-мозговая травма – от легкого сотрясения головного мозга до тяжелого. Несколько лет назад был случай, когда в результат такой травмы у девочки оторвался зрительный нерв. Она на один глаз потеряла зрение.

Случай этого года. 1 января, катаясь с друзьями на «ватрушке», 17-летний парень получил сложный перелом бедра. Слетел с горы, попал в дерево и получил страшную травму. Его спросили: ты сделал какие-то выводы, еще на «ватрушках» будет кататься? Он ответил: «Со мной произошел несчастный случай. Я расцениваю это как стечение обстоятельств. Но когда поправлюсь, снова буду кататься».

— Дети, вероятно, еще не задумаются о последствиях травм? А потом, тяга к экстриму сильнее.

— Во-первых, даже когда ребенок получил определенную тяжелую травму, все равно он объективно не осознает, не понимает ту степень тяжести и последствия этой травмы, как бы оценил взрослый. Во-вторых, все думают, что если беда и произойдет, то не с ним. А когда травма все же получена, даже родителям не сразу приходит понимание всей тяжести состояния ребенка.

В-третьих, наблюдаем стремление современных детей и подростков к экстремальным видам развлечений. Многие дети стали вести более активный, точнее экстремальный образ жизни. И появилась масса экстремальных развлечений: батуты, трамплины, скейтборды, квесты с элементами экстрима. Травматизм изменился в сторону утяжеления именно потому, что дети имеют больше возможностей для экстремальных развлечений. Например, в 2000-х годах мы не слышали такое слово «зацеперы». Не было и смертельно опасной игры на дорогах «Беги или умри».

Когда подростки ищут приключений, впечатлений и адреналина, их словно магнитом тянет к заброшенным домам и гаражам. Есть несколько детей, которые залезли на трансформаторные будки, остались живы, но стали глубокими инвалидами. Эти дети получили электроожоги.

— Насколько покалечились?

— При электроожоге поражение идет от места контакта. Это так называемые «входные ворота»: то, чем ребенок схватился, то есть руки. Есть и «выходные ворота»: откуда ток вышел. Так как в трансформаторной будке напряжение высокое, подростки 10-12 лет поступали с очень серьезными, страшными травмами: кисти были на уровне обугливания. А это ампутация. Когда они ищут развлечений, у них снижен порог опасности.

Научите ребенка безопасности

— Характер травм у современных детей и подростков поменялся. А подход к ним?

— И подход кардинально поменялся. Сейчас сама жизнь предъявляет свои требования. Важно, чтобы юный пациент как можно меньше находился в больнице. Его реабилитация должна проходить быстрее. Чтобы он смог быстрее адаптироваться, да и родители потратили меньше времени на уход за ребенком. Вспомните, если раньше ребенок ломал бедро, кости голени или плеча, его клали на скелетное вытяжение на 4-6 недель. Ему требовался постоянный уход, в том числе и со стороны родителей. Но сегодня не каждый работодатель будет терпеть, когда работник отсутствует на рабочем месте.

Второй момент: для ребенка психологически сложно так долго находиться в больничной палате, да и восстановление функций в дальнейшем происходит крайне долго.
Сейчас почти все скелетная травма оперируется. Причем мы используем методики современного малоинвазивного остеосинтеза. Проще говоря, проводим операции через маленькие разрезы. Пребывание в стационаре сокращается до 5-7 дней. Ребенок быстрее реабилитируется. И после выписки уже наблюдается у доктора по месту жительства.

— Операций стали проводить больше?

— За последние пять лет мы стали оперировать в два раза чаще. Как это можно объяснить? Появились новые современные оперативные техники. Если раньше их выполняли только в центральных клиниках столицы, и юные пациенты должны были ждать своей очереди, сейчас мы делаем операции такого же уровня сложности в Иванове. Пациентам не нужно никуда ехать. Достаточно иметь полис ОМС, лечение и операции по которому для пациентов проводят бесплатно.

Благодаря систематическому участию в международных конференциях и конгрессах, благодаря повышению квалификации, наши специалисты освоили те техники и технологии, которые когда-то применяли только в центральных клиниках Москвы и крупных городов.

Изменить подход к оперативному мышлению, к операциям позволяет и современное оборудование, которое мы приобретаем для больницы. Замечу, что к нам на операции приезжают даже дети из других регионов. Находят по интернету, звонят, едут, потому что у них определенные операции не выполняют.

— Тем не менее, лучше в больницу, особенно к хирургам и травматологам не попадать. Николай Евгеньевич, что в заключение нашей беседы пожелаете ребятам и их родителям?

— Берегите своих детей! Даже когда ребенок получил травму, у родителей не сразу приходит понимание всей тяжести его состояния. Иногда я слышу такую фразу: мой ребенок сильный, он справится. Вера родителей в лучшее объяснима. Но организм имеет свои пределы и возможности. Я всегда говорю: неправильно идти по принципу запрета. Ребенок развивается, он получает информацию, ему интересно. Так научите его, как грамотно и безопасно вести себя в разных жизненных ситуациях. Лучше родителей это не сделает никто.

Обратите внимание и на подростков, которые «сидят в гаджетах», в интернете. Это отдельный вариант детей. Они к нам обращаются, в первую очередь, с ортопедическими проблемами: сколиоз, нарушение осанки и т.д. Все хорошо в меру. Во всех увлечениях – экстремальном отдыхе/спорте или компьютерных играх — нужно придерживаться золотой середины.

Подчеркиваю еще раз: за ребенка отвечают родители, и они должны в первую очередь научить его правилам техники безопасности, а не как часто бывает: купили модную игрушку, как хочешь, так с ней и развлекайся. Второй момент: необходимо также контролировать ребенка, знать, где он находится, с кем гуляет. А еще лучше выделить время в своем плотном графике и пойти на прогулку вместе с ним. Важно знать, чем и интересуется.

У нас был случай, когда девочка-подросток вступила в сообщество «Синий кит» и на определенном этапе таких игр смерти выпрыгнула из окна. Осталась жива, но покалечилась, получив очень тяжелые травмы: переломы, травму головы, сочетанные повреждения – повреждения нескольких областей тела.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика