Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
Салехард
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирская область
Абакан

Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск

«Спасай взятых на смерть и не отказывайся от обреченных на убиение»

Александр Пигулин

«Спасай взятых на смерть и не отказывайся от обреченных на убиение»
15 мая в ПФО прошло совещание с участием секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева, на котором обсуждались проблемы наркотрафика, наркомании. «SM-News» пообщался на актуальную тему с Александром Пигулиным, председателем правления общественной организации «Город без наркотиков» в Кирове.

— Александр, вашей организации уже 3 года, какова ее главная миссия?

— «Город без наркотиков» оказывает помощь людям в освобождении алко- и наркозависимости в специально созданных реабилитационных центрах. Организация действует на территории нескольких регионов России: Киров, Пермь и Нижний Новгород. Главная цель – помочь нашим подопечным трезво жить в социуме. Мы работаем для того, чтобы люди задумались о другой жизни. И освободившись от зависимости, знали, где они могут получить поддержку и помощь. В Кирове мы работаем с 2015 года, за это время смогли заслужить авторитет и доверие к нашему имени. С целью профилактики мы проводим семинары в учебных заведениях, в том числе в интернатах. Еженедельно по средам организуем бесплатно курсы для родных чьи близкие столкнулись с химической зависимостью. Эти занятия помогают понять, как нужно себя вести с зависимыми людьми.

— Как появилась идея организовать центр реабилитации в Кирове?

— Мы жили в республике Коми. Там я был координатором такого же реабилитационного центра. Однажды привезли к нам мальчишку из Кирова с зависимостью от спайса. Ему было всего 15 лет. Отец уже не знал, что с ним делать, поэтому привез в наш центр. Я его тогда спросил: «Вас там много таких?». Он ответил: «Да». О центрах реабилитации в родном городе мальчишка ничего не слышал. Эти слова побудили меня на поездку в Кировскую область. Буквально через полгода мы выехали в Киров с группой, чтобы оценить ситуацию и «прощупать почву». Мы остались до сего дня, помогая тем, кто самостоятельно не в силах разобраться с наркозависимостью.

— Есть ли статистика: сколько зависимых в год поступает в ваш центр?

— Мы не берем в центр много людей. Обычно это 10-12 человек. Реабилитация длится от 6 до 12 месяцев. Считается, что человек избавился от зависимости, прожив в трезвости 4 сезона. Обращаются за помощью очень многие, но не все доходят до конца. В принципе, по желанию человека, он покидает программу на том периоде, на котором считает нужным. Практика показывает, что большинство ребят, которые не закончили реабилитацию в центре, возвращаются к рецидиву.

Сейчас у нас наблюдается тенденция: в год полный курс проходят 4 человека — 2 выпускника весной и 2 осенью.Те, кто прошли полный курс, вернулись в семьи. Восстановились в социуме. Кто-то начал свой бизнес, кто-то занялся волонтерской деятельностью. Есть ребята, которые остались с нами в центре реабилитации.

— Почему нужно именно 12 месяцев, чтобы избавиться от зависимости?

— Потому что необходимо быть трезвым все четыре сезона, (зима, лето, осень, весна) для того, чтобы пройдя курс, человек имел знания и опыт нахождения в трезвости. От этого зависит дальнейшая судьба человека. Я задавал ребятам вопрос: «Кто из вас праздновал Новый год трезво последние 5-10 лет?» И многие не могли ответить утвердительно. Как правило, дома память возвращает человека к тому прошлому, где он в таких же условиях принимал наркотики или выпивал. Например, сейчас лето – пора шашлыков на природе. Многие думают, что без пива это неинтересно, и совсем не отдых. После курса реабилитации они узнают, что можно пойти в баню или поехать на природу, взяв квас, рыбу и получить от этого такое же удовольствие. Надо понимать, что и люди вокруг тоже должны его поддерживать, а не уговаривать «за компанию». Если человек несколько раз попробует сдержаться, то это уже сформирует его характер.

— Расскажите о своей личной заинтересованности в продолжении этой работы?

— Моя задача – вытащить людей из этого болота. На мне лежит ответственность за тех ребят, которые находятся в реабилитационных центрах и тех, уже прошел этот путь. Им нужен пример, на который они могли ориентироваться и понимать, если удалось одному значит сможет также жить и другой. И конечно сам получаю огромную радость от того, что жизнь у людей меняется и ты имеешь к этому отношение.

— Как вы считаете, есть ли разница между нарко- и алкозависимостью?

— Центры реабилитации есть отдельно мужские и женские, а есть смешанные. Безусловно, между ними существует разница, как и между нарко- и алкозависимостью. Мы должны понимать, что химические элементы по-разному воздействуют на организм. Например, алкоголь разрушает те нейроны, которые отвечают за интеллект, координацию движения и т.д. И если не происходит редеградации, то эти клетки отмирают и выходят вместе с луковицами естественным путем. А у наркотиков действие немного другое – химический элемент который употребляют наркоманы в большей степени действует на нервные окончания, и поэтому через некоторое время, допустим, месяц, наркозависимый может быть «живчиком», читать и даже заучивать стихи, и ему это легко дается, нежели для тех, кто долгое время находился в алкогольной зависимости.

— В СМИ время от времени появляется информация о насильственном содержании людей в реабилитационных центрах. Часто это приравнивается к рабству. Как вы относитесь к таким методам?

— Насильно мил не будешь – это 100%. Есть закрытые центры, зачастую платные. Суммы там варьируются от 30 до 100 тысяч в месяц. Зависимым создают условия замкнутого пространства, на окнах решетки, и все находится под видеонаблюдением. Я не против таких условий, особенно если они идут на пользу больным, но я против удержания человека и уж тем более применения к нему физического либо психологического давления. Я не буду говорить о других организациях, но про наш центр могу сказать точно — здесь никто удержанием не занимается. Человек находится в программе до того момента, пока он не посчитает нужным уйти. У нас все двери всегда открыты и нет решеток на окнах. Если придете, то можете увидеть ребят во дворе, которые занимаются хозяйством. Если человек решает уйти, то за сутки до ухода из центра ставит администрацию в известность, подписывает документы и покидает программу. Я против насильственных методов, ни к чему хорошему они точно не приведут. Вы можете мотивировать пациента на восстановление, но если он в любой момент скажет – «нет, не хочу», то вы не можете препятствовать. Все целиком и полностью зависит от человека.

— У нас в России особая культура пития, которая касается затяжных праздников (январские выходные, майские праздники). Что вы думаете на этот счёт?

— Это вопрос больше к наркологам, которые встречают клиентуру после праздников или затяжного запоя. Менталитет у нас такой. В основном люди ищут или причины, или повод для того, чтобы «залить сливу». Мы не можем, как французы пригубить 1 бокал напитка в день. У нас начинают с вина, а заканчивают шкаликами под забором, спустя 10 лет. Я против того, чтобы люди употребляли в праздники. Конечно, мы не берем в пример, когда люди собираются за праздничным столом и для «приличия» выпивают. Здесь, скорее, о затяжных застольях. Отдыхать нужно всем, но делать это можно по-разному. Займитесь полезным делом, проведите активно время с семьей, дарите подарки, общайтесь.

Еще такой момент: с алкоголем сложнее бороться, так как его не запрещают на официальном уровне. С наркотиками все иначе. Есть статья 228, соответственно, предусмотрено наказание за ее нарушение. А у алкоголика нет такого в голове, что за его действия последует определенная ответственность. Поэтому родственники замечают за членом семьи зависимость, наверное, через лет 8, когда он уже ею поглощен.

— Расскажите об историях реабилитации.

— Очень часто бывает, что мы на кого-то делаем ставку, что этот человек способен пройти курс полностью, а он не проходит и покидает пределы центра, возвращаясь к прошлым ценностям. А иногда смотришь на тех, от кого не ожидал и месяца, а они до конца все выдерживают и восстанавливаются, возвращаясь к полноценной жизни. Пример: мой помощник Андрей, в прошлом наркозависимый. Когда он появился у нас, то был в очень печальной ситуации. Сам больной весь, худенький такой. Приехал в центр в 2016 году и прошел успешно полный восстановительный курс. Сегодня его не узнать — спортивного телосложения молодой человек, у которого восстановились отношения с родными, поступил в университете и много других изменений в лучшую сторону произошло в его жизни за это время. Сегодня Андрей — координатор нашей организации в Кирове и занимается ребятами в центре реабилитации, он живой пример человека, который не вернулся к наркотикам. И таких уже очень много, их ремиссия от 1 года и до 10 лет!

В то же самое время у нас был Дмитрий, молодой парень, который прошёл реабилитацию. Но вскоре я заметил некие признаки. Повадки, которые не позволяют ему находиться вместе с нами в программе. Начал нарушать правила. После этого он поехал домой к маме. Она мне рассказала о том, что Дмитрий вернулся к употреблению и его посадили в тюрьму. Такие случаи, к сожалению, тоже есть, потому что не все воспринимают серьезно химическую зависимость, вот мол выздоровел и все, с этим нужно научиться жить, и получать радость или справляться с трудностями, не прибегая к алкоголю и наркотикам!

Есть пример того, как человек избавился от зависимости пройдя курс социальной реабилитации и впоследствии занялся спортом, стал паралимпийским чемпионом в 2014 году в Сочи. Владимир Каманцев вратарь сборной России по следж-хоккею. Сегодня он продолжает спортивную карьеру, а также занимается благотворительной деятельностью, помогая людям попавшим в трудную жизненную ситуацию.

— Ваша личная история также связана с употреблением наркотиков.

— В 15 лет я первый раз попробовал, несмотря на то, что занимался спортом. Будучи в школе, еще в 11 классе, я начал употреблять «тяжелые» наркотики. Потом была тюрьма в 16 лет. Как раз в то время была эпидемия героина в связи с большими поставками в Республику Коми. Находясь в тюрьме, мы не переставали употреблять. Эта среда располагает к тому, чтобы вести подобный образ жизни. Достать, кстати, было очень легко. Так и пролетели страшных 12 лет, в употреблении, проблемах, сроках и разочаровании родных.

Но однажды я увидел ребят, с которыми когда то вместе употреблял. Они стояли возле аптек непохожие с виду на наркоманов, были красиво одеты, хорошо говорили и самое главное о чем, а именно о том, как им удалось разобраться с зависимостью, и конечно я был поражен их изменениям. В большей степени меня вдохновил Павел Фролов. Его я знал, как наркомана, которого не исправить, но всегда когда встречал его в городе, он не переставал убеждать меня, что можно жить в кайф и без употребления допинга. Павел всегда напоминал о необходимости поехать на программу реабилитации. Он стал для меня примером, благодаря которому я и совершил тот шаг к изменению, которого бояться все наркоманы.

— Как проходила реобилитация?

Когда приехал в центр, я весил 62 кг при росте почти 2 метра – это было жуткое зрелище. Никаких мышц, одни кости обтянутые кожей. Сейчас уже редко вспоминаю, но фотографии сохранились. Во время реабилитации сложно не физически, а морально. Это тяжело вынести, потому что ты разбираешься с самим собой. Тогда все изнутри начинает «вылезать». Мы не привыкли подчиняться, слушаться кого-то. А в рамках программы реабилитации всегда есть старшие, нужно выполнять определенные задания, писать дневники, читать, рассказывать. Для меня это было очень странно. Особенно в первое время.

В реабилитации есть 3 сложных момента. Первый — адаптация, около 2-х месяцев. Потом в середине, когда физически восстановился, у тебя появляются светлые мысли. Ты уже начинаешь себя обманывать, говоря что этого и так достаточно, чтобы самостоятельно шагать трезво. Последний переломный момент — когда проходит почти год, и остается несколько недель до выпускного, и человек думает, что большая часть позади и эти недели ничего не решат, но необходимо пройти полный курс и еще какое то время быть на адаптационной программе, которая отличается от общей. Нужна она, чтобы человек был приготовлен максимально к самостоятельности в социуме.

Я успешно прошел полный курс реабилитации, несмотря на то, что это был совсем нелегкий путь. Конечно изменения были кардинальными, и мои родные не могли этого не увидеть, чему были очень удивлены и конечно рады. Я не стал останавливаться и после программы пошел на подготовку кадров в сфере соцреабилитации, после чего еще несколько лет был волонтером организации, где сам проходил курс. Потом работа в этой же сфере в Республике Коми, где меньше зависимых не стало, и еще через несколько лет, уже сюда в Кировскую область.

— Есть мнение, что бывшие наркоманы и алкоголики не способны к обучению. Это правда?

— Я получил высшее образование, находясь в ремиссии. Мои коллеги также отучились в институтах после прохождения программы реабилитации. Более того, мы настаиваем, чтобы выпускники нашего центра продолжали учебу, если у них за плечами уже есть 11 классов или техническое образование. Мы за то, чтобы человек развивался. Да, они провели молодость в наркотическом состоянии, но это не значит, что они неспособные. Большинство наркоманов из 90х — это люди, которые заняли уже какие-то позиции в своей профессии, спорте. Во время зависимости для человека все эти достижения становятся незначительными, но задатки остаются. После лечения люди начинают жить нормальной жизнью, у них появляется интерес к учёбе, общению.

Многие наши ребята закончили университеты и работают по профессии. У меня приятель, который, употреблял вместе со мной, занимает ответственные должности. Сегодня он — заместитель председателя общества инвалидов, входит в общественный совет города. Это именно тот, про кого говорили, что он долго не протянет. Знакомые думали, что умер уже где-нибудь от передозировки, но нет.

— Можете ли вы развеять некоторые мифы о жизни зависимых людей?

— В основном употреблять начинают после того, как кто-то предложит. А предложить может только близкий человек, его называют другом. На самом деле – это миф. Друг никогда не предложит то, от чего умирают. Есть еще вариант, который часто действует в компании — «все так делают и я тоже». Это сложно быть «белой вороной», когда все вокруг тебя воспринимают нормально курение, алкоголь и спайсы, а ты весь такой правильный, выделяешься. Печально, когда человек ломается и соглашается стать одним из них. Дальше это приводит к гибели от тех же спайсов, при этом человек не был наркоманом. Родители потом не верят или не хотят знать, что причиной трагедии могли стать наркотики. Всего одна затяжка спайса может стоить жизни.

— Вы об этом говорили на всю страну в передаче «Пусть говорят».

— Да, именно мы подняли эту шумиху с завозом синтетического наркотика (спайса) из Украины в Россию. Много парней погибло тогда. С нами связались наши друзья с Первого канала в Москве, и позвали на передачу осветить проблему, которая была на слуху у каждого второго в регионе. Мы поехали и я как раз привез на передачу того мальчишку, из-за которого я приехал в Киров, который к тому времени уже прошел курс, и рассказал как он себя чувствует после программы реабилитации. Также со мной приехали еще 2 наркомана. Они рассказали о смерти друга. Благодаря тому шуму в СМИ на законодательном уровне произошли изменения, именно за употребление спайсов появилось уголовное наказание, которого к сожалению пришлось так долго ждать, и конечно это жизни молодых ребят, которые считали что употребляют легально, и никак не хотели признавать того, что это может привести к смертельному исходу!

— Что посоветуете тем, кто осознает проблему, но не находит в себе силы справиться с зависимостью?

— В первую очередь, все зависит от самого человека. Он должен осознать, что ему это мешает в жизни. Мы можем каким-то образом мотивировать его через родных, через обстоятельства вокруг него, для того чтобы он принял решение. Когда зависимый человек попадает в благоприятную среду, видит, что там люди уже изменились благодаря тому, какие знания они получили на этих занятиях.

Нужен большой труд и усердие. В этом усердии нужно постоянство. Многие сегодня хотят получить всё «по щучьему велению», но это невозможно. Важна здесь и ответственность. Люди сейчас думают, что провели день в трезвости и этого достаточно. Завтра они могут продолжить это дело. Для меня, например, вспоминая собственную историю, было бы глупо сегодня вернуться к употреблению, тем более на меня сегодня устремлены взгляды многих, которые надеются, что кто то докажет, бывшие существуют!

— Каково отношение «внешнего мира» к наркозависимым?

— Другой момент, который нужно выделить отдельно – это отношение остального мира к бывшим наркоманам. Я, как человек с зависимостью в прошлом могу их понять. Есть люди, которые не сталкивались с этим, и они, «сморщив лоб», смотрят на это все. «А эти нарики?» — говорят они про нас. Люди не всегда пытаются помочь, но я знаю многих, которым помогли, и они сегодня благодарны за это.

В основном в работе ставлю акцент на тех, кто только-только прошел реабилитацию. Они многое могут рассказать о переживаниях, протестах, что в их жизни поменялось. Когда человек возвращается к нормальной жизни, ему уже не хочется вспоминать плохое. Нельзя ставить крест на больных, им нужно помогать. Сегодня мы этим занимаемся. У нас нет господдержки, поэтому мы потихоньку, но делаем свое дело. Я всегда говорю, что если из 1000 объявлений, которые мы расклеиваем в городе, размещаем в интернете, хотя бы одно «выстрелит», и мы сможем помочь человеку — это огромный плюс. А уж тем более, если он пройдет курс реабилитации и вернется к здоровой жизни. Тогда, все, что мы вложили – это не зря.

Супербокс на «Уэмбли»: Поветкин выйдет против Джошуа и 80 тыс англичанСупербокс на «Уэмбли»: Поветкин выйдет против Джошуа и 80 тыс англичан
Подборка интригующих новостей в Яндекс Дзен, подписывайтесь zen.yandex.ru/sm-news.ru
Если есть проблема, о которой Вы хотите сообщить, отправьте жалобу на сайт Zadolbalo.net.
Оставить свой комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить комментарий
Опрос
Довольны ли Вы качеством капитального ремонта в своем доме?
  • Капремонт в моем доме еще не скоро 60%, 3 голоса
    3 голоса 60%
    3 голоса - 60% из всех голосов
  • Нет, качество оставляет желать лучшего 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Доволен, но хотелось, чтобы было сделано больше 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Доволен и качеством, и сроками 0%, 0 голосов
    0 голосов
    0 голосов - 0% из всех голосов
Всего ответов: 5
Голосовало: 5
05.09.2018 - 12.09.2018
Опрос закрыт
Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе