Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
Салехард
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирская область
Абакан

Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск

Служить бы рад

Григорий Гусаров

Служить бы рад
Как живут казачьи объединения в неказачьей Удмуртии

В конце мая 2017 года казаки Верхнекамского отдельного казачьего округа, что в Удмуртии, выбрали нового атамана. Им стал войсковой старшина Григорий Гусаров. Корреспондент ИА «SM-News» встретилась с атаманом и узнала, как живется казакам в Удмуртии.

— Григорий Николаевич, когда-то, в 18-19 веках, казаки прибывали в Удмуртию для несения службы — охраны военных заводов. Что сейчас представляет из себя казачья община в республике?

— Ну, в  целом характеристика казачьей общины в Удмуртии типична для мест нетрадиционного казачьего проживания. Наш Верхнекамский казачий округ входит в состав Волжского казачьего войска, штаб которого находится в Самаре.

Мы относим себя к реестровым казакам, то есть тем, кто осознанно принял решение взять на себя обязательства по несению государственной службы. Но в Удмуртии есть и так называемые «вольные» казаки, общественники. Если считать с семьями и детьми, казачья община в республике составляет более 2 тысяч человек. Многие, хоть и имеют казачьи корни, в жизни общины не участвуют. 

Современное казачество в основном живет вдоль Камы и в крупных городах Удмуртии. Сильная казачья община в поселке Кез, сейчас они регистрируются и вносятся в реестр как хутор Северный.

Если же говорить об истории, то как таковое наше казачье общество сложилось в 1991 году как землячество. В республике тогда было много людей из традиционных казачьих регионов —  с Кубани, Дона, Терека, которые считали себя потомками казаков. Мы зарегистрировались, вошли в реестр.

У казаков есть такая поговорка: «Казаком нужно родиться, казаком нужно стать, казаком нужно быть». К сожалению, приходится констатировать, что настоящих, родовых казаков в нашем регионе осталось всего процентов 20%. Остальные — это так называемые приписные казаки — люди, которые сочувствуют идеям и ценностям казачества и хотят быть частью нашего сообщества. По российским законам, мы не можем им отказать, принимаем всех. Для них устанавливается испытательный срок продолжительностью в год. Но, по нашим законам, только внуки этих людей смогут считаться казаками.

— То есть казаком может стать каждый?

— Российское законодательство этого не запрещает. Юридически сейчас казачьи общества — это некоммерческие организации, основать которую может любой гражданин. Вот мы с вами соберемся, позовем третьего — и можем казачье общество создать. И любой человек, который поддерживает идею возрождения казачьей культуры, традиций, может придти и вступить в это общество. Но насколько «форма» при этом будет соответствовать «содержанию»?

Кто такие казаки? Это сложная этно-социально-культурная общность, изначально очень разнородная. Когда-то, в царской России, казаки были сословием, как дворяне или мещане. Сейчас все границы этого определения очень размыты. К нам, например, иногда приходят люди, которые о казачестве судят по информации в интернете, прочитанным книгам или просмотренным фильмам.

— В 2005 году в России был принят закон «О государственной службе российского казачества». Как он реализуется в Удмуртии?

—  К сожалению, приходится констатировать, что неудовлетворительно. В ожидании того, что закон действительно заработает на территории республики, прошло уже больше десятка лет. В регионах традиционного казачьего проживания, где представители казачества присутствуют в местных органах власти, он может и работает. У нас же не имеет никакого законодательного и финансового подкрепления на местном уровне.

Вообще, реестр казачьих обществ создавался именно с целью поместить казаков в какие-то правовые рамки, чтобы контролировать их. Потому что, что греха таить, военизированные объединения, да еще с такой историей, всегда находились под особым вниманием государства. Казакам было предложено нести госслужбу, которая заключается в природоохранной деятельности, охране общественного порядка, военной и правоохранительной службе, работе с призывной молодежью, работе по патриотическому воспитанию, по воинскому учету, в сфере предупреждения и ликвидации последствий ЧС, подготовке офицеров в запасе. Тогда многие казаки восприняли закон с оптимизмом и радостью — все хотели послужить стране.

Подразумевалось, что основа несения казачьей службы — это заключение договоров на какой-то возмездной основе. К сожалению, этого не происходит, потому что найти финансирование на региональном или муниципальном уровне еще и на казачью службу в нынешней экономической ситуации очень сложно.

Конечно, мы готовы помогать властям на добровольной основе, и регулярно это делаем. Нам говорят спасибо, мы удовлетворены морально, но и все на этом. Таким образом, идеи, вложенные в закон о службе российского казачества, компрометируются. Само понятие «службы государевой» подразумевает между сторонами, при выполнении обязательств взамен на верность, обоюдную выгоду, а ее нет. И мы теряем людей из-за этого. Многие устают ждать, пока ситуация изменится.

— Этой весной в Удмуртии сменился руководитель региона. Удалось ли вам уже встретиться с Александром Бречаловым? Возлагаете ли вы на него надежды по поддержке казачества республики?

— С Александром Бречаловым мы пока встречались только один раз — вместе с другими НКО. Пока он нам непонятен. Видно, что он еще не устал от политики, занимается всем, как говорится, в охотку. Это хорошо, у него не зашорен взгляд, он  может посмотреть на какие-то вещи совсем с другой стороны.

Конечно, у Удмуртии сейчас достаточно сложных вопросов и актуальных проблем — медицина, жилье. Тем не менее, мы рассчитываем на то, что и до нашего вопроса у него когда-нибудь дойдут руки.

— А сами казаки готовы предложить какие-то проекты?

— Конечно. Например, мы много лет занимаемся проектами по патриотическому воспитанию молодежи. Каждый год  в разных районах Удмуртии работает детский казачий летний лагерь «России верные сыны», куда ежегодно ездит около 90 человек, в том числе дети, находящиеся в сложной жизненной ситуации. Ребята изучают различные виды военно-спортивной подготовки, в том числе есть и конная, парусная подготовка, ориентирование на местности, обращение с оружием.

Мы поддерживаем и школьное кадетское образование — в казачьих кадетских классах учатся 86 кадетов по программе, разработанной педагогами школ совместно с Верхнекамским отдельным казачьим округом при участии Ижевской и Удмуртской Епархией Русской Православной Церкви. К сожалению, реалии жизни сегодня таковы, что не все выпускники этих классов становятся казаками. Но уж такова современная жизнь.

—  И все-таки, какой он — современный казак?

—  Такой же, как и все остальные люди. Сейчас в представлении людей сложился такой стереотип, что казак — это некая личность в папахе, на коне, с гармошкой или с нагайкой. Но это только внешняя форма, которую часто воспринимают неправильно. Мы такие же как все, живем в этой же стране. Среди нас такое же количество людей, которые относятся к различным вещам по-разному, как и в остальном обществе. Среди нас есть представители разных национальностей — удмурты, русские, татары. Здесь, в Удмуртии, на неказачьей земле, казаками становятся именно социально активные люди, которые хотят себя реализовать, у которых свое понятие патриотизма.

Именно патриотизм — это основная опора казака. В это слово сейчас так много вкладывают разного. Я придерживаюсь такого мнения, что патриотизм — это максимальная лояльность действующему правительству. Мы вольны избирать власть, но после того, как сделан выбор, и власть сформирована — нужно делать все, чтобы эта выбранная нами власть работала максимально эффективно. Любовь к Родине для казака значит — делай что-то для своей страны, и будет, что должно быть.

Кроме того, должен быть духовный и моральный стержень в душе. Это не обязательно религия, мы никого силой не загоняем в церковь, вообще казачество достаточно терпимо в части религии. И третий принцип современного казака — это понимание того, что ты должен что-то оставить на этой земле, добрую память о себе.

Если сложить все вместе, получится человек, который гармонично живет и в своей стране, и со своими земляками. Это и есть современный казак.

 

 

 

 

Глава Центризбиркома обратилась к членам Владимирского избиркомаГлава Центризбиркома обратилась к членам Владимирского избиркома
Подборка интригующих новостей в Яндекс Дзен, подписывайтесь zen.yandex.ru/sm-news.ru
Если есть проблема, о которой Вы хотите сообщить, отправьте жалобу на сайт Zadolbalo.net.
Оставить свой комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить комментарий
Опрос
Довольны ли Вы качеством капитального ремонта в своем доме?
  • Капремонт в моем доме еще не скоро 60%, 3 голоса
    3 голоса 60%
    3 голоса - 60% из всех голосов
  • Нет, качество оставляет желать лучшего 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Доволен, но хотелось, чтобы было сделано больше 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Доволен и качеством, и сроками 0%, 0 голосов
    0 голосов
    0 голосов - 0% из всех голосов
Всего ответов: 5
Голосовало: 5
05.09.2018 - 12.09.2018
Опрос закрыт
Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе