Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
Салехард
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирская область
Абакан

Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск

Ситуация с нефтяными компаниями сложная, но без критических явлений

Сергей Донской

Ситуация с нефтяными компаниями сложная, но без критических явлений

Глава Минприроды России Сергей Донской в интервью Rambler News Service рассказал о перспективах расширения российского арктического шельфа, планах по созданию низкоуглеродной зоны в Восточной Сибири и динамике инвестиций в геологоразведку.

— Какие вопросы обсуждались с нефтяными компаниями на традиционной встрече с руководством министерства в феврале?

— На встрече рассматривались утвержденные бизнес-планы и наши общие задачи на 2016-2017 годы. Компании представили предварительные оценки по развитию минерально-сырьевой базы, обратив внимание на возможные изменения стратегий в связи с внешними макроэкономическими факторами. Коллеги заявили о возможных корректировках в течение года, в зависимости от внешней ситуации.

В ходе мероприятия обсуждали планы всех вертикально-интегрированных компаний, а это 80% отрасли, и они разнятся. «Роснефть» делает акцент на увеличении объёмов эксплуатационного бурения на 40% по сравнению с прошлым годом. При этом затраты на геологоразведку на суше также вырастут практически в 1,5 раза.

Другие компании говорили, что в 2016 году снизят активность. В частности, «Лукойл» в ближайшие 3 года планирует несколько снизить инвестиции, потому что у компании мало новых проектов.

«Сургутнефтегаз» не планирует снижения объемов финансирования геологоразведочных работ, объем поисково-разведочного бурения до 2020 года стабилен. В 2015 году компания провела большой объем поискового бурения, но меньше разведочного. В любом случае мы видим, что ситуация сложная, но без критических явлений, которые нельзя было бы сгладить действиями государственного регулятора.

— Прозвучали ли конкретные предложения от нефтяных компаний?

— Что касается конкретных предложений компаний, то все говорили, что нужно продолжить работу по снижению административных барьеров. Совсем недавно, уже в этом году прошло первое заседание рабочей группы, где обсуждались вопросы отвода земель, упрощения процедур аренды лесов и так далее. Все те барьеры, которые сейчас тормозят развитие инвестиционных планов компаний, мы уберем.

Важно, что компании, фактически одновременно с нами попросили ввести заявочный принцип на углеводородные участки с ресурсами. Как вы знаете, этот вопрос обсуждался у Президента Владимира Владимировича Путина и эта инициатива одобрена. Это совершенно точно обеспечит рост поискового бурения, процентов на 30%/

Мы считаем, что в ряде случаев процедура получения разрешения на бурение должна быть существенно упрощена. Напомню, что в нефтедобывающих странах ранее в разы сократились сроки на получение разрешения на бурение. Это позволило увеличить количество скважин, ускорить темпы их строительства. А в нынешних условиях ценовой конъюнктуры это важнейший элемент устойчивой разработки месторождений, и на этом мы делаем особый акцент.

Особо хотел бы отметить, что компании не собираются останавливать работу с трудноизвлекаемыми запасами (ТРИЗ). Даже сейчас. Например «Сургутнефтегаз» предполагает, что запасы, которые компания будет разрабатывать к 2020 году, на 100% будут относиться к трудноизвлекаемым. Поэтому сейчас компания активно занимается разработкой технологий, которые позволят работать с ТРИЗ.

И это не только «Сургутнефтегаз», практически все компании подтвердили готовность работать с ТРИЗ и в сегодняшней ситуации. Компании понимают, что трудноизвлекаемые запасы, или запасы, которые сейчас считаются трудноизвлекаемыми, очень перспективны.

— Что необходимо предпринять для ускорения вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов?

— Здесь встает следующий вопрос. Трудноизвлекаемым запасы, по крайней мере, те, что отражены в государственном балансе запасов, находятся в основном на уже лицензированных территориях, но в нижележащих пластах, тот есть они не попадают в горный отвод. Поэтому на эти запасы распространяются действующие ограничения по разработке более глубоких пластов. Мы обсуждали с компаниями возможность внесения изменений в законодательство, что позволит им разрабатывать трудноизвлекаемые запасы, находящиеся на уже лицензированных территориях, без ограничений по глубине.

Таким образом, новый механизм даст компаниям дополнительные возможности для стабильной добычи за счёт введения трудноизвлекаемых запасов в разработку. Мы это предложение рассмотрели и сейчас двигаемся к конкретным результатам.

— Когда могут быть утверждены законодательные инициативы по трудноизвлекаемым запасам?

— Надеемся, что в этом году. Мы это рассматриваем как приоритет.

— Как Вы оцениваете шансы на разрешение спора с «Роснефтью» по распределению участков недр?

— Спора как такового с «Роснефтью» нет, с формальной точки зрения в ближайшее время вопрос также будет закрыт. Я имею в виду дело антимонопольной службы. Это касается изменений, в Порядок рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения, эти изменения никак не снижают конкурентность процедур.

— Насколько целесообразно, по вашему мнению, создавать единую инфраструктуру для месторождений «Роснефти» и «Лукойла» на Таймыре?

— Могу сказать, что теоретически общая инфраструктура позволила бы снизить ряд затрат, но насколько это эффективно — решать компаниям.

— Когда Вы ожидаете аукциона на Мурманское месторождение, на которое претендуют «Роснефть» и «Газпром»?

— Мы подготовили изменения в законодательство для проведения аукционов на шельфе, но пока изменения не внесены. Сейчас мы ведём согласование документов с различными ведомствами. Поэтому лицензирование Мурманского месторождения пока не состоится.

— Сколько ещё осталось в нераспределённом фонде нефтегазовых участков на шельфе, на которые могут претендовать компании? Сколько у «Газпрома» и «Роснефти» участков на шельфе?

— Сейчас у «Газпрома» в пользовании находятся 28 участков, у «Роснефти» — 36. То есть, с одной стороны, у нас большая часть участков арктического шельфа уже распределена, но есть часть шельфа, которая ещё не отлицензирована, она ещё не разбита на участки. Поэтому неправильно так ставить вопрос: сколько ещё осталось участков. Их может быть количественно намного больше, чем уже выдано «Газпрому» и «Роснефти».

Сейчас на шельфе имеется ряд неотлицензированных участков, и по ним ещё идут работы. Компании, в том числе «Газпром» и «Роснефть», подают свои заявки, а мы их рассматриваем.

— Когда можно ждать первых предварительных итогов по рассмотрению заявки на расширение континентального шельфа? Ожидаются ли в ближайшее время дополнительные консультации?

— Рассмотрение нашей заявки в рабочей группе при комиссии ООН по континентальному шельфу планируется летом этого года, соответственно, первые вопросы возникнут именно тогда. Раньше, я думаю, эксперты не будут озвучивать свои оценки, в первую очередь потому, что заявка очень большая и ,естественно, для ее глубокого анализа требуется время. Комиссия запланировало встречу экспертов и представителей Российской Федерации на лето текущего года.

— Какие предложения по созданию низкоуглеродной зоны в Восточной Сибири Минприроды представило правительству?

— Пока это все находится на самой ранней стадии – речь, в первую очередь, идёт о том, как простимулировать компании к глубокой переработке угля. По выданным лицензиям мы должны добывать 670 млн тонн, но на самом деле добываем в два раза меньше. В любом случае, нам необходимо стимулировать переработку угля по новым технологиям, с пониженными выбросами, с пониженным воздействием на окружающую среду. В том числе, это касается и энергетики: переход на чистые технологии, газогенерацию потребует учитывать социальные интересы угольных регионов, интересы людей, занятых в этой отрасли. Потребуются их вовлекать в какие-то новые проекты, чтобы социально-экономическое развитие региона не остановилось.

Идея пока обсуждается, любые шаги в части формирования безуглеродной территории в Восточной Сибири должны быть сформированы в программе. Должны быть прописаны меры со сроками по разработке конкретных технологий, программ по переводу энергетики на газ и так далее.

Израиль не контролирует ВВС: Минобороны дало жесткий ответ на крушение Ил-20Израиль не контролирует ВВС: Минобороны дало жесткий ответ на крушение Ил-20
Подборка интригующих новостей в Яндекс Дзен, подписывайтесь zen.yandex.ru/sm-news.ru
Если есть проблема, о которой Вы хотите сообщить, отправьте жалобу на сайт Zadolbalo.net.
Оставить свой комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить комментарий
Опрос
Довольны ли Вы качеством капитального ремонта в своем доме?
  • Капремонт в моем доме еще не скоро 60%, 3 голоса
    3 голоса 60%
    3 голоса - 60% из всех голосов
  • Нет, качество оставляет желать лучшего 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Доволен, но хотелось, чтобы было сделано больше 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Доволен и качеством, и сроками 0%, 0 голосов
    0 голосов
    0 голосов - 0% из всех голосов
Всего ответов: 5
Голосовало: 5
05.09.2018 - 12.09.2018
Опрос закрыт
Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе