Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

«Росгосцирк» – dream team Тамары Бортниковой

«Росгосцирк» – dream team Тамары Бортниковой
Фото 71.rodina.news
Она – антикризисный менеджер. Ей удалось перезапустить ни один проект. Какой будет судьба цирка в Екатеринбурге?

Что изменится?

Екатеринбургский цирк находится в состоянии глубокой депрессии. Старые неудобные деревянные сиденья, незабываемый запах слонов и пустующий зал в дни представлений. А еще вывеска – «Екатеринбург – мировая столица клоунов».

Около года горожане следили за увлекательными цирковыми войнами с увольнением-восстановлением многолетнего директора-клоуна Анатолия Марчевского, которые завершились приходом в начале августа нового директора – Тамары Бортниковой.

Ее позиционируют как антикризисного менеджера, ранее устроившего перезапуск двум площадкам «Росгосцирка» в Туле и Рязани. Хотя изначально к цирку она не имела никакого отношения. «Уралинформбюро«, среди прочих в Екатеринбурге, ждет, что же будет на местной цирковой арене в перспективе.

– Тамара Сергеевна, вы несколько лет назад пришли в закрытый и самодостаточный мир цирка, где династии и все такое. Как вас приняли?

– По поводу закрытости – это стереотип, который уже несколько устарел. Цирк так же открыт, как и весь остальной мир. Хорошие люди есть везде, а где люди хорошие, там и принимают с любовью. Бесспорно, уважение и доверие необходимо заслужить, но в цирке это несколько проще решается. Артисты – люди творческие, эмоциональные. Иногда, если они видят, что ты действительно неравнодушен к их проблеме, помогаешь, беспокоишься, могут ворваться в кабинет, обнять, расцеловать, похвалить. Как тут не постараться?

Могу точно сказать, что артисты, которые за последние два года побывали в Туле или Рязани, были окружены вниманием и заботой всех сотрудников цирка, не было ни одного вопроса, который остался нерешенным. А отдача выступающих на манеже всегда пропорциональна тому, насколько хорошо и доброжелательно их встречают в городе гастролей. Коллектив любого цирка – это основа успеха деятельности предприятия, основа успеха руководителя. Не сомневаюсь, и здесь, в Екатеринбурге, у нас всё получится.

– То есть сейчас перед вами стоит задача создать свою dream team?

– Компания «Росгосцирк» – самая большая цирковая компания в мире. Это и есть команда мечты! Только здесь вы можете встретить артистов, которые десятилетиями от поколения в поколение передают свои знания, опыт, традиции цирка детям, внукам. Всей семьей выходят на манеж, а рядом с ними – тот, кто только вчера окончил цирковое училище. Он тоже станет здесь своим, и ему также передадут знания, любовь и строгие правила цирка. Так было и со мной. Тульский коллектив, очень преданные цирку люди, всегда помогали и поддерживали меня, именно поэтому у нас всё получилось.

В Рязани была своя история. После капитального ремонта там полностью формировался новый штат цирка, но за год мы стали командой. В Екатеринбурге же – слаженный и давно работающий коллектив. Люди преданы цирку, своей работе, но это совсем не значит, что в таком коллективе нет места молодым профессионалам.

Мы уже в поиске таких людей. Например, вчера познакомились с руководством Свердловского колледжа искусств и культуры, где на цирковом отделении учатся 40 студентов. Уверена, нам есть о чем поговорить с ними. Свежие идеи, новые планы – это всегда интересно. Новых историй ждут и наши зрители, они – тоже наша команда. Порой, замечание, просьба ребенка или мамы – лучшая помощь в деле создания комфорта и хорошего впечатления о цирке.

– Это интрига для Екатеринбурга – что будет с цирком после вашего прихода. Вы, как можно прочесть в интернете, поднимали цирки в Туле и Рязани…

– Это очень громко сказано. Я пришла в цирк с огромным интересом и желанием работать. В цирке праздник не каждый день, всегда есть обычные задачи руководителя, планирование, работа с документами, согласования и отчеты. Но вместе с тем тут и огромный потенциал для воплощения идей – только успевай делать.

В Туле и Рязани нам удалось найти подход к зрителю, реализовать новые формы событий в цирке, которые стали интересны и востребованы. Большое спасибо надо сказать руководству нашей компании, которое поддерживало иногда очень необычные идеи, но от этого все стороны только выигрывали.

Так, например, родилась идея проведения в цирке ММА – шоу «Битва за Тулу», которое с большим успехом трижды за год мы провели на манеже. Кроме того, в прошлом году Тула была новогодней столицей России, и нам пришла идея установить рекорд по самому большому хороводу со слонами. Когда ходят по манежу, они держатся за хвостики, а мы держались за руки и ходили вокруг ёлки на площади перед цирком. Получилось здорово!

Проект «Доктор цирк» для особенных детей, которые нуждаются в индивидуальном подходе, и вовсе стал доброй традицией наших цирков. Камерное общение ребенка с пушистыми артистами неизменно вызывает восторг и дарит море положительных эмоций.

Иногда сами артисты дарят идеи. Например, в Рязани летом работали канатоходцы Гаджикурбановы. Под их чутким руководством дети до 10 лет после представления могли пройти по канату, а мамы сфотографировать их восторг. Было огромное количество желающих.

Люблю концерты в цирке, когда приезжают звезды, у всех предвкушение праздника, все делают снимки… Словом, управление цирком – это творческий процесс и кропотливый труд, но всегда благодарный. Зрители всегда будут возвращаться туда, где их ждут с уважением и любовью.

– И они будут приносить деньги…

– Это, бесспорно, важно.

Однако цирк возвращает в душу радость, если вдруг ее нет. Если она есть, он ее умножит. Приобщение зрителя к культуре посещения цирка, рождение в каждом желания снова и снова приходить туда всей семьей, удивляться и восхищаться – это то самое, что помогает появиться семейным ценностям и традициям, которые каждого из нас делают немного счастливее.

– Звучало, что в Екатеринбурге по 100–200 человек порой собирается на представление. Это в зале на 2 500 мест. В Туле и Рязани у вас получились аншлаги?

– В целом год был очень хороший, но в новогодние праздники и в Туле, и в Рязани новогодние представления прошли аншлагами. В Туле был побит абсолютный рекорд – 56 тысяч зрителей на зал в 1 800 человек, у нас было тридцать два аншлага!

Тула – это, вообще, моя любовь, мой первый цирк. Город – очень цирковой. Так исторически сложилось, что в советские годы многим артистам здесь давали жилье и многие из них остались в этом городе. Культура почитания циркового искусства в Туле – на высшем уровне. В городе очень любят цирк, но по тем же причинам там очень требовательный зритель. То же самое можно сказать о Екатеринбурге.

– С этим как раз был связан вопрос. Ситуация в нашем цирке сложная. Зрителей мало, а конкуренция, в отличие от той же Тулы, огромная – одних театров только около десятка, детских развлечений – масса…

– Да! И это вызов для любого руководителя. Когда задача сложная, это всегда интересно. Меня это заставляет мобилизоваться. Много уже сделано, наработано. Можно было бы подумать, что ты приходишь в новый цирк и делаешь что всегда. Совсем нет. Так не получится. Здесь нужно сделать на 1 000% больше.

К тому же оба цирка – в Туле и Рязани – были новые. И если тульский очень компактный, кругленький, похож на елочную игрушку…

– Пряничный домик…

– Да, такой тульский цирковой пряничный домик, то в Рязани цирк больше, там здание – мраморный дворец, с красивой деревянной отделкой… И атмосферу, которая в Туле уже присутствовала, в Рязанском новом цирке нужно было создавать шаг за шагом.

– У вас есть план, как вернуть зрителя в Екатеринбургский цирк. Как здесь атмосферу эту настраивать?

– У нас много поводов удивлять и радовать зрителей в новом сезоне. 26 августа мы праздновали вековой юбилей компании «Росгосцирк», а значит, есть повод рассказать о людях, которые прославили Российский Цирк. 6 февраля у цирка в Екатеринбурге юбилейная дата – 40 лет! А значит, интересные выставки и самые лучшие программы компании мы увидим в этом году, не обойдется и без сюрпризов. У нас – большие планы, следите за афишей и подписывайтесь на аккаунты цирка в социальных сетях, чтобы ничего не упустить.

– От праздника вернемся к будням. Текущая ситуация напоминает историю, как крокодил из нашего цирка сбежал, его в реке видели. То есть даже крокодилы бегут из нашего цирка! Вот вы анонсировали ремонт. И у нас тут далеко не пряничный домик, а вполне такой брутальный конструктивизм, то есть все сложнее, чем в Рязани…

– (Улыбается). Нет, что вы, крокодил вышел погулять!

Считаю большой удачей, что в нашем цирке уже много сделано, но капитальный ремонт – только в планах. Значит, большая работа впереди, но у нас есть преимущество. Можно подумать, смоделировать, воспользоваться опытом коллег – это же прекрасно, это значит, что мы точно сделаем лучше всех. Некоторые точечные работы мы уже начали.

Когда я пришла в Рязань, там все основные работы были уже закончены. Нам оставалось заниматься уборкой, настройкой, украшением и так далее. Однако исправить погрешности проекта было уже невозможно, а жаль.

В этом сезоне цирк в столице Урала не закроется на ремонт, мы будем работать на радость зрителей. Это первая мысль, которую я хочу донести, потому что такое ощущение, что ремонт цирка – это главный вопрос всего Екатеринбурга – и прессы, и зрителей.

– В СМИ активно обсуждался момент с ремонтом кровли, это как раз был спорный вопрос…

– Вопрос по ремонту кровли – в работе. Недавно я сама поднималась на крышу цирка, оттуда прекрасный вид на город!

Ранее друзья поделились фильмом о строительстве цирка, о том, как придумывались и создавались наши «бетонные кружева», с каким восхищением об этом рассказывается, просто космос! И, конечно, хочется, чтобы цирк получил вторую жизнь. Чтобы все здесь стало так, как нужно современному зрителю.

– Вы имеете в виду какие-то трансформирующиеся механизмы? Приведите пример.
– 
Комфорт состоит из мелочей. Например, Рязань и Нижний Тагил. Оба цирка – с новым ремонтом. Даже такая деталь, как поднимающиеся подлокотники кресел – для зрителей это невероятно удобно. В одном цирке их сделали, а в Рязани кресла были без этой опции и уже установлены, что-то менять было поздно. Вот для проработки даже таких деталей, – а именно из деталей состоит комфорт зрителей, – важно четкое женское руководство.

– В нашем цирке все с ужасом вспоминают эти деревянные сиденья!

– В цирке Никулина (в Москве на Цветном бульваре – прим. ред.) и сегодня деревянные сиденья, правда, там они совсем по-другому сделаны.

– Кстати, говорилось, что после сноса екатеринбургской телебашни в 2018 году фундамент цирка начал гулять. Это правда?

– Могу передать лишь информацию от инженеров. Воздействие было, кое-где видны некоторые изменения в покрытиях, но сейчас все встало на свои места. Во время капитального ремонта, наверняка, этому вопросу будет уделено особое внимание.

– Ваш опыт в Сибири, в Яровом, где вы устраивали шоу для отдыхающих, он помог вам тогда понять, чего хочет современный зритель?

– Ответ на вопрос, чего хочет зритель – это бесконечный процесс поиска ответа на него. Путь мой начинался с организации праздников, затем меня пригласили стать арт-директором курорта на озере Большое Яровое. Там было много направлений, под моим руководством семейный и детский отдых. Сегодня это курорт Яровое, знаковое место в Алтайском крае. Теплое соленое озеро, дельфинарий, цирк, самый большой аквапарк за Уралом. Успехи работы на курорте и привели меня в цирк.

– Там ведь даже слонов вы привозили!

– Сначала это было просто моей фантазией от слова «вот было бы здорово», а потом неожиданно для меня самой, это чудо стало возможным. Но там это делает частный бизнес…

– По логике, цирк тоже должен приносить деньги, превратиться в прибыльный бизнес, ведь так?

– В прибыльное предприятие, не в бизнес. Государственные цирки – в первую очередь учреждения культуры, роль и значение наши совсем иные. У компании «Росгосцирк» есть стратегия развития на годы вперед, есть социальные программы, есть огромное количество постоянных преданных зрителей по всей стране.

– В Екатеринбургском цирке будет сделан дорогостоящий ремонт. А что изменится по сути? Например, на днях вышел опрос ВЦИОМ по поводу цирка с животными. Мнения россиян разделились: примерно 50 на 50 – за и против. Животные навсегда останутся заложниками в цирке? Какова ваша позиция?

– Не совсем так, во-первых, опрос ВЦИОМ показал, что, цитирую: «больше половины россиян считают бессмысленным цирк без номеров с животными». Опираясь на свой опыт, хочу сказать, что запретить цирк с животными – это еще более негуманно к животным, чем разрешить его, но по строгим правилам их содержания и работы с ними. Если внимательно приглядеться, чаще всего видно, хорошо животному или не очень. Этого не скроешь.

Мне повезло познакомиться с разными дрессировщиками, однажды я даже зашла в клетку к тиграм, чтобы сделать фото, это было очень страшно! Так вот, я видела, КАК дрессировщики работают со своими воспитанниками, живут с ними, ухаживают. Все они – очень разные люди, но каждого отличает фанатичная любовь к подопечным.


С дрессировщиком Эдгардом Запашным

А если говорить про бизнес, то я совершенно точно могу сказать, что программы, где много животных, и программы, где их мало, пользуются совершенно разной популярностью у зрителя. Мама пишет: о, животных мало – мы не придем. Можете не верить, но таких отзывов очень много.

– Но и другое течение набирает силу: о, животных много – мы не придем!

– Это – иллюзия тех, кто это обсуждает. Отличие российского цирка в том, что он держится на глубоких традициях, цирк с животными – это их часть.

– Но цирк ведь и не клон зоопарка…

– Цирк – это искусство! Самое честное искусство. Опера, балет и цирк стоят в одном ряду. В цирке нет фонограммы, порой, нет страховки. Цирк тем и хорош, что понятен для любого зрителя. Просто взрослые и дети смотрят по-разному. Ребенок воспринимает все как чудо: удивляется, по-детски восхищается, а взрослый смотрит на технику, на сложность трюков… и тоже удивляется и восхищается.

– Еще об экономике. Я заглядывала на форумы – там народ негодует, говорят, 1 500 рублей за билет на представление – дорого, особенно если учесть, что ходят в цирк обычно семьей, получается уже около 3–5 тысяч за вечер…

– Об этом говорят в любом городе России. Этот тренд неизменен. Но при этом, по статистике продаж, первым делом всегда раскупают самые дорогие билеты и первые места. Кроме того, на каждой программе всегда есть средние цены на билеты, акции, специальные предложения. Будем стараться, чтобы у нас их было больше. Мы заинтересованы создать возможности посещать цирки наибольшему числу зрителей, в помощь нам маркетинг, события, соцсети и множество других инструментов.

– Вы попали в цирк не так давно, а как давно цирк попал в вас?

– Вы знаете, я родилась в городе, где нет цирка. Мы жили очень далеко от места, где давали представления – в 500 километрах. Все, что я могла видеть в детстве, это цирки-шапито. Но однажды к нам приехали такие артисты, что я запомнила то шоу на всю жизнь. И потом не упускала шанса и ходила на все цирковые представления, где бы ни оказалась.

Когда человек попадает в цирк, неважно, в какой роли, зрителя, директора или экономиста, обычная жизнь кончилась, начинается волшебство цирка, ты становишься другим.

Беседовала Елена МЕЗЕНОВА

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика