Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Расстрелянное детство. Дети прифронтового Донбасса тоже пойдут в школы

Расстрелянное детство. Дети прифронтового Донбасса тоже пойдут в школы
Фото Расстрелянная школа в селе Луково, ДНР. Фото donbasstoday.com
Прифронтовые дети Донбасса тоже пойдут в школу. 1 сентября в Донецкой Народной Республике в школу пойдут ученики из обстреливаемых районов. О том, как дети выживают на линии разграничения, получают образование, в какой помощи нуждаются и кто ее оказывает — в материале РИА SM-News.

Окраины Донбасса – это не цветущий розами центр Донецка. Что известно в России о жизни, а точнее условиях выживания здесь? В сухих военных сводках ежедневно пишут об обстрелах: из гранатомета по поселку такому-то украинские силовики выпустили столько-то гранат, из миномета — по такому-то, где-то произошла «стрелкотня», повреждены дома, ранены мирные. Ни видеозаписи, ни фотографии, ни тексты не передают атмосферу, своеобразный «устав», правила или инструкцию типа «Как проснуться завтра». За пять лет войны в населенных пунктах на линии соприкосновения уже выросли дети, которым пришлось привыкнуть к постоянным «прилетам», считать нормальной жизнь в укрытиях-подвалах, и при всем при этом… ходить в малочисленные классы школ, да играть разве что во дворе собственного дома, на земле, посеченной осколками снарядов.

Взрослый человек понимает: у нового поколения отняли детство, позитивных воспоминаний практически нет, и взяться не откуда. В прошлом году детей из многострадального поселка Зайцево в Горловском районе вывозили на день в Донецк, в торговый центр «Донецк-Сити». Их сводили в кинотеатр, покатали на аттракционах, провели на каток. В 2019 году детей не вывозили. Значит, посещение торгового центра в июле 2018-го для кого-то стало самым ярким за 365 дней, а для кого-то — за всю жизнь.

Поделенный поселок

В поселке Зайцево все также живут 1600 человек. «Только позавчера (27 июля – прим. авт.) на одного меньше стало. Женщина погибла, подорвалась на минах», — рассказала глава поселка Ирина Дикун. Так называемая линия разграничения разделяет поселок: часть находится в ДНР, часть подконтрольна украинским вооруженным формированиям.

«Дети так и продолжают с родителями жить, когда близко ложится (разрываются снаряды – прим. авт.) в подвалах. В этом году никто не предложил куда-нибудь вывезти детей, это конечно грустно», — продолжила она. – «Было бы хорошо вывезти деток куда-то, отвлечь от повседневной жизни, сидя дома. Они не так проводят каникулы, как другие дети. Даже сходить покупаться и то не могут — родители боятся отпускать из-за обстрелов. Поэтому для наших детей выезд из поселка — это чудо, это детство».

С Ириной Дикун мы встречались в прошлом году. Тогда она рассказывала, что школы в Зайцево больше нет – разбомбили, а среди детей, которых привезли в «Донецк-сити», есть раненые.

ОБСЕ до нас не доезжает

Остается месяц летних каникул, и с 1 сентября детей снова будут забирать школьные автобусы, отвозить на учебу. Потребности элементарные: в тетрадях, карандашах и ручках, портфелях и сумках для спортивной формы, и так далее. Говорят, гуманитарная помощь в Зайцево бывает. Продукты питания поступают от «Красного креста» каждые два месяца. Но конечно же, у родителей есть огромное желание отправить детей хоть на день, хотя бы в парк Щербакова… Другой вопрос — в возможности.

Обстрелы не прекратились, но стало чуть проще

Светлана Гайдар — жительница Горловки, корреспондент и руководитель местного телеканала 6ТВ — в 2015 году работала учителем младших классов. Тогда учебный год впервые начался 1 октября.

«Это первый год, когда мы встречали первоклашек не на пороге школы, где расчерчены блоки для классов, а в центре нарисован яркий, праздничный звонок…а в помещении, в холле…конечно все ждали этого дня, но буквально через несколько дней вновь начались обстрелы. Дети вынуждены были обучаться дистанционно.

Зимой было очень страшно, мы часто спускались в убежище (из-за сильных обстрелов со стороны ВСУ), обзванивали родителей. И это при том, что я живу не на окраине Горловки, а там поверь, было намного все жёстче. Градами осыпали, танки работали и все это практически без перерыва», — рассказала Светлана.

Летом Светлана уже работала корреспондентом, ей приходилось бывать в больницах, видеть раненых горловчан. Некоторых — в последний раз.

В поселке Доломитное семья готовилась ко сну, в дом прилетел снаряд. Маленький ребенок попал в реанимацию. Сейчас Доломитное находится под контролем тех, кто его же и обстреливал — ВСУ.

Например, в поселке Байрак на Светлодарской дуге (500 метров до линии разграничения) в первый класс пошли три ученика. Несколько раз под обстрелы попадал детский сад в поселке Гольмовский.

Детский социальный центр в Горловке дважды обстреливали. А здесь воспитывают от 12 до 25 детей.

Детский сад в Гольмовском, дети радуются подаркам. Фото предоставлено Светланой Гайдар

«Помогают ли нашим деткам? Да, помогают. Представители власти Республики, города, депутаты НС ДНР ежегодно в этот праздничный день, День Знаний, дарят ребятишкам презенты (канцелярские наборы, организовывают праздники), — продолжила Светлана. — Россияне, они тоже с самого начала боевых действий, помогают всему народу Донбасса. Гуманитарный конвой доставляет строительные материалы для восстановления квартир, домов, разрушенных вследствие агрессии со стороны ВСУ».

Сейчас с этим попроще, но для всех районов, кроме окраин города.

«Когда я приезжала на съемки, конечно же, задавала вопрос, хотят ли ребята вернуться в свою, родную школу…Конечно, да! И хоть они знают, что от нее ничего практически не осталось, они надеются, что все же когда-нибудь в нее вернутся, когда ее вновь построят, а самое главное…когда закончится война», — заключила собеседница.

— Скажи, а как ты объясняла детям, когда была учителем, почему нужно спускаться в подвал, что это — война?

— Главное, это нужно было делать спокойно. Максимально убедительно, говорить, что это необходимо для нашей безопасности, что мы немного посидим в убежище, а потом придут родители, что я с ними и их не брошу. Скорее всего, в этот момент включался материнский инстинкт. О том, что война, дети знали и знают не по-наслышке. Обязательно нужно было обучить и рассказать им о том, как нужно вести себя во время артобстрела, слушать и выполнять команды учителя, уметь ходить быстро строем… и т. д

Южный фронт

Страдают дети и на Юге Донецкой Народной Республики. В начале июля по селу Красноармейскому украинские силовики выпустили свыше 50 снарядов. Повреждены школа, магазины, кафе. К счастью, обошлось без жертв.

«В результате обстрела пострадали многие здания, в том числе школа. Пострадал фасад, вылетели окна, повреждены стены и входные двери. Пострадали торговый центр и аптека, продовольственный магазин, кафе, магазин хозяйственных товаров. Сильно пострадало здание Красноармейской сельской администрации… Подобные расстрелы были в ночь с 30 июня на 1 июля. Но в ту ночь пострадали больше жилые дома – весь центр Красноармейского», — рассказала управляющая делами Красноармейской сельской администрации Мирослава Кравченко.

В Коминтерново, рассказывает военнослужащий ВС ДНР Андрей Шеменев, школа есть, но по понятным причинам она не работает. Разбита.

«Там просто по улицам ходить опасно. Всегда летают пули и что-то падает. Я там детей никогда не видел. Туда каждый раз едешь, как в последний», — рассказал собеседник.

В Саханке, например, школа есть, и она действующая. 1 сентября она снова откроет двери для около двадцати ребятишек, но поселок, да и сама школа в частности, находятся на расстоянии около 800 метров от украинских позиций. Например, в спортзал уже прилетал «подарок» от официального Киева, и разнес угол здания. Стены залатали, но находиться в зоне открытой видимости небезопасно – корреспонденту РИА SM—News уже советовали особо не выглядывать отсюда на крыльцо.

Прифронтовая Саханка: Единственный вопрос — как выжить?

По слухам, в эти села канцелярские принадлежности для школьников должны привезти, но без помощи людям очень тяжело.

«Дело в том, что здесь, на Юге, в помощи нуждаются все дети практически. Работы [у родителей] нет, сам знаешь. А если есть, то копеечная», — объяснил собеседник.

В Красноармейском, по его словам, от обстрелов пострадали свыше 30 жилых домов. Били снарядами 152 калибра прицельно, огонь корректировали беспилотником. На Юге – наибольшая интенсивность боев, тяжелые обстрелы жилого сектора.

Сейчас Шеменев, да и находятся, к счастью, единомышленники, задумался над возможностью провести какое-либо мероприятие для детей с посттравматическим стрессом здесь, в Новоазовском районе. Оповещения о различных концертах приходят на телефон, но о концертах в Донецке. На окраинах же совсем другая история, и многие местные жители не знают, на что детям купить подарков. Хотя бы сладостей.

Зацепило упорство, с которым живут

Фото fondvo.ru

Мир не без добрых людей, и, как выяснил корреспондент РИА SM—News, партию необходимых принадлежностей для школьников из прифронтовых поселков Горловского района уже собирают в России. Об этом рассказал руководитель благотворительного фонда «Великое Отечество» Владимир Обозный. По его словам, готовятся для передачи школьникам из поселков Зайцево, Шахты им. Гагарина и Гольмы 522 комплекта – фонд объявил сбор, в планах — доставить гуманитарный груз во второй половине августа.

«Я первый раз приехал в Донецк в сентябре 2017 года — нас тогда пригласил официально [первый глава ДНР] Александр Захарченко. Он провез нас на аэропорт, на Саур-могилу, по котлам проехали. Он нас два дня сопровождал и рассказывал. После этого мы и решили создать Фонд. До этого тоже помогали собирать гумпомощь. Но когда увидел все своими глазами – по-другому стал это воспринимать», — рассказал он.

Ранее Обозный и его единомышленники оказывали помощь семьям российских добровольцев, так как с Республиками на Юго-Востоке у России нет банковской связи. Затем, на месте, возникла идея «расширить горизонт». В июле 2018 года в Горловку отправили 8 тонн продовольствия (1 000 наборов), в июле 2019 года – еще около 3 тонн продуктов для жителей прифронтовых поселков. Наборы распределили сотрудники горловской администрации между нуждающимися. Все это время Владимир ездил на Донбасс сам.

— Мы негосударственный фонд, у нас нет крупных спонсоров. Гранты мы тоже не получаем, потому что Донбасс до сих пор токсичная тема. Поэтому деньги поступают от обычных людей, пользователей интернета, — объяснил он.

— Есть какой-то портрет общий этих неравнодушных людей?

— Общий портрет — мужчины и женщины старше 30 лет, не либералы, не «модные» товарищи, обычные семейные люди, патриотически настроенные люди. Люди, которые понимают, что Донбасс — это Россия, и там живут наши, русские люди.

— А, например, лично вас что, скажем так, «зацепило» больше всего от увиденного на Донбассе?

— Зацепило и цепляет до сих пор то, с каким упорством люди живут там. По ним стреляют — а они работают…

Владимир рассказал, что в Фонде, возможно, и хотели бы помочь жителям прифронтовых районов на Юге ДНР, но все возможности строго регламентируются законодательством – и российским, и донецким.

У Янины М. родителей не было. Муж погиб. Теперь одна воспитывает троих детей. Фото http://fondvo.ru

По законам принимающей стороны, получателем груза могут быть государственные службы ДНР, иначе гумпомощь не пройдет таможню с Россией – требуется согласование с МЧС ДНР, Москвы и Ростовской области. Если не будет получателя, тогда не согласуют в МЧС ДНР. У Фонда сложились продуктивные взаимоотношения с администрацией Горловского района, поэтому «выбирать, кому помогать, не приходится».

Владимир Обозный (справа) и заместитель главы администрации Горловки Ивахненко А.А. Фото fondvo.ru

Однако сотрудники организации сейчас подали заявку на официальную аккредитацию Фонда как гуманитарной миссии в ДНР. В случае положительного ответа, с организационными вопросами будет легче.

«Сейчас прорабатываем вариант отправлять детей из прифронтовых территорий в санатории РФ. Сейчас ведем переговоры с Профилакториями Профсоюзов. Но пока это в планах, — поделился Владимир Обозный. — Мы хотим в санатории с небольшим лечением. Если получится — на море, или в Минводы, чтобы водичкой лечебной пролечились. У Профилакториев Профсоюзов около 30 санаториев. Но очень много сложностей с логистикой — в РФ жесткое законодательство по транспортировке детей».

И это – только малая часть, довольно обобщенная и наименее эмоциональная, но показывающая жесткие реалии XXI века, в котором некоторые романтики из прошлого мечтали видеть торжество человечности. Очевидцы констатируют: дети из прифронтовых районов тоже пойдут в школы.

P.S. Пока публиковалась статья, в Бессарабке (микрорайон Горловки) при обстреле пострадала 30-я школа. В окнах выбило стекла, огонь вели из крупнокалиберного пулемета. Месяц назад сюда же, в кабинет информатики залетела пуля.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика