Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Общество

Огромный массив заповедных лесов Южного Урала оказался в зоне риска

Огромный массив заповедных лесов Южного Урала оказался в зоне риска
Фото city-snat.ru
В опасности не только особо охраняемые природные территории, но и большинство южноуральских лесничеств. Речь идет о территории свыше 2 000 квадратных километров

Новый проект Кодекса об административных правонарушениях предполагает, что инспектора вышеназванных учреждений не смогут самостоятельно выписывать штрафы нарушителям противопожарного режима, а также преступившим иные нормы, установленные на территории ООПТ и лесничеств. Весь спектр соответствующих полномочий получит Росприроднадзор и другие федеральные ведомства, окончательный перечень которых находится на стадии согласования.

Челябинские и миасские экологические активисты считают, что вышеописанные поправки в 44-ую статью КоАП (которые, к слову, могут вступить в силу уже в этом году) приведет у усилению хаоса в сфере охраны лесов и особо охраняемых природных территорий, на территории которых произрастает более 2 031 квадратных километра заповедных лесов.

— Если взять в качества примера ООПТ озера Тургояк, то львиная доля нарушений выявляется обычными гражданами, но никак не сотрудниками ООПТ, Министерства экологии или Миасского лесничества. Данная ситуация обусловлена тем, что численность работников и оснащенность транспортными средствами в этих ведомствах оставляет желать лучшего. Так что тогда говорить о структуре Росприроднадзора отделения которого попросту нет в Миассе? Возникнет путаница в распределении ответственности контролирующих органов, что неизбежно приведет к увеличению количества нарушений, — заявляет активист «Гражданского патруля» Анна Сизова.

— Разумеется, после этого граждане перестанут сигнализировать о замеченных ими нарушениях, так как не будут видеть результата в работе с их обращениями. Действительно, как можно охранять природу без наблюдателей на местах и с еще большей никому ненужной централизацией? В заключение напомню о прошлом подобном упущении властей: в последние годы была ликвидирована система лесников на кварталах. Эта «оптимизация» привела к вполне предсказуемому увеличению рубки леса у Тургояка, — уверена миасская природозащитница.

Позицию Анны Сизовой поддержал челябинский экоактивист Андрей Костенко:

— Сейчас в Челябинской области полным ходом идет сокращение площади лесных массивов. Под Кусой уже наблюдаются последствия варварских вырубок. По климату наш регион стремительно приближается к степям Казахстана, для которых характерны пылевые бури и воздушные вихри.

Яндекс.Метрика