Печатать
12 Октября 201617:05

«Foreign Policy»: Чему может научиться Украина на опыте разделенной Германии

«Foreign Policy»: Чему может научиться Украина на опыте разделенной Германии
74 3 0
Редакция ИА «SM-News» приводит перевод статьи американского журналиста и историка украинского происхождения Александра Мотыля, а также комментарии бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова

Украине посчастливилось в своем несчастье. Российский лидер Владимир Путин формально присоединил Крым и восточный Донбасс неформально, и тысячи украинцев погибли в конфликте. Но большая часть Запада встала на киевскую сторону, наложив на Россию санкции и поддерживая украинские реформы. Украина стала более сильной, стабильной и более безопасной с 2014 года.

- Более нелепого и ничем не подтвержденного высказывания об Украине после майдана трудно себе даже представить. После такой фразы сразу же приходит в голову мысль, что у автора статьи что-то с головой не в порядке. Называть страну стабильной, когда валюта обесценилась более чем в 3 раза, инфляция измеряется двузначными цифрами, половина банков обанкротилась, половина промышленных предприятий остановилась, может только человек с воспаленным воображением. Но других, к сожалению, в США журналистов, пишущих на украинскую тему, нет, поэтому продолжим анализ этого творения, - пишет Азаров.

Но путь, по которому должен пройти Киев, остается нестабильным – не в последнюю очередь потому, что существует внутренне противоречие между преследуемой целью воссоединения с сепаратистскими регионами и реализацией прозападных реформ. Мало того, что Украине не знает, что делать с 35 тысячами вооруженных сепаратистов, которые в настоящее время контролируют восточный Донбасс, так оккупированные территории являются домом для пророссийских элит и населения, которые блокировали бы реформы, если оставались в составе Украины.

Маневрирование между этими противоречиями проходило бы легче, если бы Киев выстроил политику по примеру послевоенной Западной Германии. Сходства поразительны. Как и послевоенная Германия, Украина делится на ориентированную на Запад и занятую Россией части, нуждается в перестройке государства, общества и экономики, и находится на линии разлома между демократическим Западом и авторитарным Востоком. Главное, как и Киеву сегодня, Бонну (столица ФРГ – прим. авт.) пришлось принимать трудные компромиссы между объединением и построением прозападного государства – и это было сделано успешно, в результате выполнены обе задачи.

- Традиционный штамп для дураков и людей с кастрюлей вместо головы. Пресловутая демократия Запада – это реализация череды заговоров против правительств, реализующих политику защиты национальных интересов и свержения неугодных режимов. Называть демократическим киевский режим может только человек, который откровенно игнорирует факты Одесской Хатыни, террора и пыток для инакомыслящих, убийства журналистов, политиков, разгром редакций и т.д., - продолжает Азаров.

Ни одна историческая аналогия не идеальна. Разделенная Германия только что проиграла войну, а Украина вышла из руин империи целых 25 лет назад. Западную Германию фактически оккупировали западные союзники, а Украина только рада их поддержке. И Восточная Германия была настоящим государством, в то время как восточный Донбасс и Крым – спорные территории.

Тем не менее, немецкий опыт может научить Украину продолжить развитие, временно сдав часть территорий под контроль внешним силам. Хороший подход заключается в рассмотрении того, как три ключевых западногерманских канцлера – Конрад Аденауэр, Вилли Брандт и Гельмут Коль – вели свою страну вниз по этой трудной дороге.

У Конрада Аденауэра, ставшего канцлеров вскоре после войны, Украина может научиться, почему, смирившись с потерей территории – в короткой и среднесрочной перспективе – это поможет в перспективе долгосрочной.

Аденауэер твердо верил, что Западная Германия поставлена перед выбором между единством и свободой. Свободная и прозападная Германия, считал он, никогда не сможет объединиться с подконтрольным Советам Востоком. И хотя он по-прежнему был привержен идеям объединения и неделимости немецкой нации, еще в 1945 году он понял: «территория Германии оккупирована русскими на неопределенное время».

Так как Аденауэр сделал выбор в пользу Запада, Западная Германия приняла план Маршалла, вступив в «Европейское объединение угля и стали» и НАТО, перевооружилась, и извлекла выгоду из «экономического чуда» 1950-х годов. Эта политика пришлась по цене. Разворачиваясь на Запад, Аденауэер дорога заплатил, позволив Восточной Германии приобрести черты государственности, а немцам – разделиться.  

Также Аденауэр был прав, выбирая свободу, когда Германия остро нуждалась в перестройке, которая тоже должна быть приоритетной для Киева, чтобы выжить как прозападное государство перед лицом российской враждебности. Поэтому Украине будет разумно отказаться от риторики воссоединения и формально объявить Крым и восточный Донбасс - находящимися под российской оккупацией, тем самым отдалив от себя антиукраинскую элиту и население и переложив ответственность за их благополучие на плечи Москвы. Затем Киев должен сфокусироваться на развитии политических, военных, экономических и культурных институтов, чтобы сделать их полностью совместимыми «с» и интегрировать «в» Запад.

- Здесь автор проявляет абсолютную неосведомленность. Киевский режим давно отказался от населения Крыма и Донбасса. Он перестал уплачивать населению этих регионов положенные им по закону пенсии и социальные пособия, установил блокаду и т.д. Автор путает и ошибается, когда говорит об «антиукраинской элите» Юго-Востока – это действительно элита Украины, только она не антиукраинская, а антибандеровская, антинацистская.

Украина может извлечь еще один практический урок от Вилли Брандта, служившего канцлером в начале 1970-х. Во время его пребывания на должности, США и Советский Союз стремились улучшить отношения и взаимно сократить арсеналы ядерного оружия, а Восточная Германия (как государственное образование – прим.) стала правдой жизни. Брандт пришел к выводу, что западногерманская политика пренебрежения к Восточной Германии приносит некоторую практическую выгоду.      

Его новая политика «Остполитик» (нем., восточная политика – прим.) нормализировала отношения с СССР, Польшей и Чехословакией, принявших нерушимость послевоенных границ, и продлила формальное дипломатическое признание Восточной Германии. Такой подход открыл новые способы воздействия на Восточную Германию (автор осознанно не употребляет официальные названия государств – ФРГ и ГДР – прим.), и, следовательно, продвижения крупных германских национальных интересов.  

Как и Брандту, Киеву однажды придется рассмотреть то, что в настоящее время кажется немыслимым: прямые переговоры с сепаратистами и крымскими властями. Исключение из украинской политики сейчас значительных местных антизападных элит и общественности – выгодно для Украины и позволяет ей проводить прозападные реформы. Но как только Украина станет «достаточно западной», чтобы осознать: продолжение боевых действий и гибели людей – больше не цель, Киеву понадобится политика, схожая с Брандтовской Остполитикой, чтобы прекратить конфликт. Немецкий пример подтверждает, что войну нельзя остановить без достижения некоторых компромиссов с сепаратистами, рассматривая их как настоящих собеседников на мирных переговорах.   Это может зайти настолько далеко, как до некоторой формы квази-признания.

- «Бьюсь об заклад» – что автор сам не понимает, что он пишет. Так называемые «прозападные реформы», проводимые киевским режимом, развалили экономику и поставили народ Украины на грань катастрофы. Украине нужна модернизация промышленности, а не деиндустриализация. Сейчас это уже понимают даже те, кто меня за это свергал на майдане и ругал последними словами. Дошли, наконец, до сознания те истины, о которых я не уставал говорить все то время, пока работал премьер-министром. Единственным реалистичным признанием в этой статье является предложение автора киевскому режиму подумать о форме признания ДНР и ЛНР и проведения с ними прямых переговоров.

Последний, и самый обнадеживающий урок, любезно преподаст Гельмут Коль. Урок предусматривает полезный кейс-стади (система обучения, построенная на анализе и решении сложившихся ситуаций – прим.), как Украина может, в конечном счете, вернуть свои территории обратно – победив в социальном и экономическом соревнованиях с российской системой, без участия прямой военной силы.

К 1980 году многие немцы пришли к выводу, что воссоединение Германии невозможно. Новый статус кво, казалось, высечен на камне – пока реформы советского лидера Михаила Горбачева, и его заявление о том, что сбившиеся с пути социалистические государства не пострадают от советской интервенции, дестабилизировали спутниковые режимы и подорвали смысл существования восточногерманского государства.

Восточная Германия нарисовала свою легитимность из-за статуса социалистической альтернативы капиталистическому кузину; когда социализм начал рушиться, игра закончилась. Массовые протесты в октябре 1989 и потоки восточных немцев на Запад в дальнейшем делегитимизировали режим. Спустя две недели после падения Берлинской стены, Коль сформулировал свое видение процесса объединения. К концу 1990 года это видение стало реальностью – не потому, что Бонн добивался этого со всей силы, но потому, что восточногерманский режим рушился, его экономика находилась на грани краха, подавляющее большинство немцев хотели воссоединения, и Советский Союз был слишком слаб, чтобы остановить это.

Как и Германия канцлера Коля, Украина должна думать о воссоединении в отдаленной перспективе, которая материализуется только тогда, когда успех реформированной и модернизированной Украины будет контрастировать с жизнью в слабой и изолированной России. Украина может успешно воссоединяться без победы над Россией и ее военными представителями, но после победы в соревновании между двумя конкурирующими системами. Как и Западная Германия, Украина может выиграть в этой конкуренции, если сохранит приверженность западному пути.

(перевод, источник: http://foreignpolicy.com/2016/10/03/what-ukraine-can-learn-from-germanys-cold-war-divisions/)

Подытожив, Николай Азаров пришел к выводу, что автор этой статьи поставил себе цель убедить украинские власти пойти на отделение пророссийских регионов, а в оставшейся части установить против России националистический русофобский режим. При этом, Александр Мотыль, считает Азаров, не интересуется интересами украинского народа.

«Когда же, наконец, сам наш народ задумается о своих интересах?», - заключил политик.

 

Алексей Туманов Автор Алексей Туманов
Все права на материалы, опубликованные на сайте sm-news.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законом об авторском праве. Использование материалов допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, на которой размещен материал.

Сюжеты по теме

сегодня
Азаров: У Порошенко занимаются спекуляциями на курсах валют Азаров: У Порошенко занимаются спекуляциями на курсах валют
сегодня
Клименко: Киевский режим уничтожил информационную безопасность Украины Клименко: Киевский режим уничтожил информационную безопасность Украины
сегодня
Азаров о компромате на Порошенко: Замолчать такой материал не удастся Азаров о компромате на Порошенко: Замолчать такой материал не удастся
Все сюжеты по теме

Рекомендуем

сегодня
Путин поставил задачу обогнать мировые темпы роста экономики к 2020 году Путин поставил задачу обогнать мировые темпы роста экономики к 2020 году
сегодня
Челябинская чета Филимоновых сядет на 14 лет за аферу на 1,5 млрд руб Челябинская чета Филимоновых сядет на 14 лет за аферу на 1,5 млрд руб
сегодня
Захарова: Миятович подтвердила политическую природу резолюции ЕС против СМИ РФ Захарова: Миятович подтвердила политическую природу резолюции ЕС против СМИ РФ
Все рекомендации

Комментарии (0)

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе