Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Аналитика

Кому должен – всем прощаю

Кому должен – всем прощаю
Кировская область вышла на шестое место в России по темпам роста числа банкротств физических лиц.

223 гражданина (39-е место среди регионов РФ) были признаны несостоятельными должниками в прошлом году в Кировской области, по данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Это в 1,82 раза (6-е место) превышает аналогичный позапрошлогодний показатель. Тем не менее, на фоне других субъектов Федерации по числу граждан-банкротов на душу населения Кировская область выглядит вполне себе пристойно: с 1 октября 2015 года, когда вступил в силу соответствующий Федеральный закон, по 1 января 2018 года банкротами были признаны 308 кировчан, или 24 человека на 100 тыс. жителей, что соответствует скромному 57-му месту в стране. 

Цифры по юридическим лицам подросли у нас значительно скромней: в 2017 году банкротами официально стали 93 компании (39-е место) – на 13,6% больше, чем в 2016-м (31-е место), и на 11% – чем в 2015 году (26-е место в стране). 

При этом тенденция к росту числа банкротств, по данным упомянутого Реестра, в целом по России сохраняется: за период с января по июнь 2018 года число обанкротившихся компаний выросло против I полугодия 2017-го на 3%, дойдя до отметки в 6626 единиц. В результате 2018 год может повторить, – а то и превзойти, – рекордный для России показатель 2009 года, когда банкротами были признаны 13916 юрлиц.

 — Основных причин роста «юридических» банкротств, по мнению экспертного сообщества, насчитывается ровно три: это резко снизившийся потребительский спрос, что в первую очередь ударило по строительному рынку – 20% российских банкротств в 2017 году пришлись на строительные фирмы, это высокая ключевая ставка ЦБ, отсекающая от доступных кредитов небольшие компании, и это затянувшийся экономический спад, из-за которого у компаний, которые должны были обанкротится ещё в начале кризиса, в 2015 году, элементарно «сдулась» финансовая «подушка безопасности», — пояснил главный редактор журнала «Товар-деньги-товар» Николай Голиков.

А вот «число введённых судами реабилитационных процедур», каковыми считаются внешнее управление и финансовое оздоровление, наоборот, демонстрирует динамику прямо противоположную, снизившись за первые шесть месяцев 2018 года аж на 16% к аналогичному прошлогоднему показателю. Что говорит о крайне невысокой эффективности процедур банкротства в сегодняшней экономической ситуации. 

 — Шансы на благополучный исход процедуры банкротства высоки, только если есть слаженная позиция среди кредиторов, если есть компетентный арбитражный управляющий, который думает о восстановлении предприятия, и если все заняты поиском инвестора, – рассказал председатель Арбитражного суда Кировской области Сергей Мартынов. – Однако, к сожалению, уже в самом начале судебного процесса, как правило, выявляются определённые группы кредиторов с разнонаправленными интересами, которые пытаются любыми способами решить сугубо свои финансовые проблемы, получить какую-то долю. Хотя прекрасно понимают, что тот объём, который задолжало предприятие, попавшее под процедуру банкротства, им всё равно не вернуть: есть задолженность по налогам, по заработной плате. Когда ещё дело дойдёт до третьей-четвертой очереди! В итоге ситуация затягивается, а чем дольше она длится – тем меньше остаётся шансов на финансовое оздоровление.

Что же касается поистине лавинообразного роста числа банкротов-физлиц, то оно обусловлено в первую очередь тем, что граждане, набравшие займов и кредитов, понимают процедуру банкротства исключительно как счастливое избавление от всех долгов: достаточно, мол, позвонить по телефону, указанному в объявлении на заборе или столбе. И, надо признать, в чём-то эти граждане правы: суды всё чаще принимают решение признать банкротом и реализовать имущество за долги – и всё реже утверждают план реструктуризации долгов, так как у большей части новых банкротов доходы попросту не позволяют реструктуризовать долг. В итоге же, по данным Единого реестра, в 2017 году 80% российских должников ничего не заплатили своим кредиторам, которым на круг из заявленного долга в 5,3 трлн (!) рублей удалось взыскать лишь 105 млрд – то есть 2%.

Вторую обширную категорию дел о банкротстве физических лиц представляют случаи, когда за ними стоят интересы лиц юридических. 

 — Причина в практике личного поручительства предпринимателей по кредитным договорам своих компаний, – поясняет кировский арбитражный управляющий из СРО «СЕМТЭК» Сергей Домнин. – Процедура личного банкротства позволяет им не подставлять активы всей компании под необходимость расплачиваться по крупным долгам.

При этом инициируют процедуру банкротства, как правило, сами должники – на долю таких дел в целом по стране приходится чуть больше 84% всех процедур, в то время как кредиторы выступили инициаторами в 14%, а органы ФНС – лишь в 1,3% случаев. Ну, и, конечно же, говорить о каком-либо снижении числа банкротств физлиц было бы крайне некорректно: за первое полугодие 2018 года арбитражные суды признали несостоятельными должниками уже 19 тысяч россиянин – в полтора раза больше, чем год назад. И это – только начало: по подсчётам Объединённого кредитного бюро, потенциальных граждан-банкротов в России сегодня насчитывается порядка 660 тысяч человек.

Яндекс.Метрика