Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск

Кино не о Джеймсах Бондах

Александр Аравин

Кино не о Джеймсах Бондах
Давно ли вы смотрели современные отечественные фильмы про разведчиков? Ну, или сериалы про бойцов невидимого фронта? Экранные саги о бандитах и олигархах, ментах и мажорах сменяют друг друга как в калейдоскопе. Может поэтому и интересе факт того, что в июне на экраны страны выходит лента о работе служб ФСБ – «Решение о ликвидации». Снял ее режиссер знаменитой «Красной капеллы» Александр Аравин. Мастер, для которого слова «люди, которые подвиг называют работой» - не пустой звук. Он таких людей знает и о них снимает свои фильмы.

Честно и без пропаганды

После кавказских войн прошло уже немало времени. Когда-то горячие точки, а ныне мирные республики стали забывать ужас военного времени… Нужно ли опять ворошить былое, поднимать эти темы? Аравин утверждает — нужно.

— Да, после кавказских войн прошло время. С одной стороны, это хорошо, что наши дети порой не знают имена боевиков, которые у нас тогда мелькали в новостных сводках, но с другой стороны – забывать об этом нельзя. Потому что терроризм – это чума 21 века, — говорит режиссер картины «Решение о ликвидации». — Он расползается по всему миру. И далеко не секрет, что в ИГИЛЕ участвуют выходцы из России. Причем идут не по идейным соображениям, а нередко покупаются на псевдореволюционную романтику. Наша страна, которая претерпела от этого ужаса так много, и так тяжело этим переболевшая, не должна об этом забывать. Нужно рассказывать людям. Нужно напоминать людям. Я вот, конечно, знал о трагедии в Беслане. Но знать и читать – это одно, а другое дело — встать на эту землю. Нас свозили в Беслан. Мы были и в стенах той школы, и в городе ангелов, — той части кладбища, где похоронены жертвы бесланской трагедии. Это потрясение. Ведь тогда вся эта зараза могла и дальше распространиться, если бы не самоотверженность ребят из ФСБ. Терроризм пришел бы и к нам домой….

— Можно сказать, что вы выполняли заказ на «патриотический фильм о спецслужбах»?

— Заказа не было, помощь — была. У меня жизнь складывается так, что я снимаю патриотические фильмы. Мне интересна эта тема. Кроме того, меня всегда восхищали люди профессии, о которых очень хорошо сказал один художник – «совершают каждый день подвиг, называя его своей работой». Люди, которые охраняют нашу жизнь. Такова их работа. Поэтому я был очень рад тому, что могу снять такую картину. Ведь замечу, чем лучше работают наши спецслужбы — тем меньше мы о них знаем. Многие замечательные операции закрыты еще со времен второй мировой войны, о них пока никакой доступной информации. А сейчас пришло другое время, и ФСБ пошло нам на встречу, оказав информационную и консультативную помощь. Вобщем, когда появилась возможность рассказать эту историю – я очень за нее ухватился. «Мосфильм» и Карен Шахназаров поддержали мою идею.

— Насколько эта история подлинная? Не было ли ситуаций, когда ваши консультанты говорили – «все, ребята, дальше копать не нужно»?

— Это не документальная реконструкция, это – художественное произведение. Как и в фильме «Красная капелла», где часть сюжета была основана на реальных событиях истории советских разведывательных организаций на территории Франции, Германии, Бельгии. И «Решение о ликвидации»- тоже некая обобщающая история. И в сотрудничестве со спецслужбами у нас не было никаких преград, наоборот, в какие-то моменты они даже говорили — а может немножко еще добавить? И тут уже мы говорили, что строим все-таки драматургическую историю о героях невидимого фронта, не было задачи документально воспроизводить какую-то операцию, это скорее — итог кавказских войн. Фильм честный, совсем не пропаганда.

«Антитеррористический экшн»?

Среди тех людей, кто уже смог увидеть «Решение о ликвидации», появилась такая характеристика — «Антитеррористический экшн». Однако режиссер Александр Аравин не согласен с таким определением своей картины.

— Как нас только не пытались называть, и экшеном, и триллером, и даже боевиком. Но для меня это – драма с элементами экшена, — рассказывает Александр Аравин. — Когда мы общались с нашими консультантами, они сразу сказали: «мы бы не хотели быть на экранах Джеймсами Бондами. Некие ребята, которые выпив хороший коктейль, пошли и что-то сделали…. Все такие целлулоидные. Мы — работаем, мы — живые». Ни боевик, ни экшн не предполагают живых людей, там – типажи и функции. Наши же герои — люди, сомневающиеся, переживающие, поступающие где-то правильно, где-то – нет. Но они борются не ради славы, а ради жизни на земле. Пафосные слова, но достаточно точно отражающие их работу.

Мы, снимая фильм, не хотели красиво врать, навязывать кому-либо какую-то идеологию. Главной идеей нашего фильма можно считать противодействие терроризму, явлению, на мой взгляд, глубоко чуждому всему живому. Мы снимали летом 2017 года в Осетии и Ингушетии. Природа там такая, что можно сказать — рай на земле. Так вот сама святая вечная природа отторгала те события и тех людей, они изначально были обречены. И народ – как продолжение этой природы, тоже отвергает терроризм. Понимаете, иногда народы болеют. Но потом выздоравливают. Вот такое мы сейчас видим на Украине. Это болезнь. У нас снималось много чеченских актеров, и эти мысли — не только отражение нашей, русской части съемочной группы, но и их, представителей кавказских народов. Кто-то из них застал то время, кто-то нет, но они лучше нас знают эту историю. Герои нашего фильма, с обеих противоборствующих сторон, говорят — «наши дети должны жить в мире». Не бывает народов, которые любят войну. У всех одни ценности — любовь, семья. И только какие-то внешние обстоятельства могут превратить человека любого народа в зверя. Но изначально – добро.

— Правительство республик помогало?

— Мы встречались с правительством обеих республик. Они предлагала всяческую помощь. Но мы хотели снять честную картину, поэтому помощь принимали только в организации. От материальной помощи отказывались, все снято на деньги «Мосфильма», нет ни копейки государственных денег, — утверждает режиссер. — Помощь была в доброжелательности по отношению к съемочному процессу. Люди в республиках не избалованы съемками, поэтому отношение к кино как в Советском Союзе — всячески помогали, просились в массовку. Кстати, и у актеров (а у нас снялся почти весь состав труппы чеченского театра им. Х. Нурадилова) настолько детское отношение к профессии — они настолько достоверны, искренни. Сложности были в одном — в передвижении от локации до города. Пока доедешь до красивого места – 2 часа пройдет, пока разберешь там все и установишь — еще время пройдет, от съемочного дня на собственно съемки остаются 5-6 часов из 12. Тем не менее, в итоге после съемок у нас было столько материалов, что вышло не только кино, но и на незапланированный 4-хсерийный сериал хватило. Причем почти весь материал сериала в фильм не вошел.

— Надеетесь на коммерческий успех каротины, сейчас ведь это один самых важных показателей удачного кино?

— Один продюсер сказал мне как-то — «зритель этого не поймет». На что я ему ответил: «Я 15 лет занимаюсь кино, и я не могу заранее сказать, — поймет зритель или нет? Главное — я делал это искренне». Будет ли коммерческий успех? Не знаю. Могу сказать, что на предварительных просмотрах видел — зритель смотрит с интересом, — говорит наш собеседник. — Фильм живой. Кроме того, это получилась, как ни странно, абсолютно мужская картина. У нас нет героинь. В сериале – есть, а в картине – нет. Но женщинам, которые смотрели фильм, — он нравится. Потому что на экране — настоящие мужчины, и отрицательные, и положительные. Скажем так, по части наполненности настоящими мужиками — картина редкая. Также неожиданно для нас женщины-зрительницы сказали — есть, где поплакать: один персонаж вдруг некую лирическую линию провел, которую мы и не предполагали.

Остается только сказать, что фильм «Решение о ликвидации» выходит на экраны России 7 июня. Премьерный показ состоится 31 мая в Москве, в кинотеатре «Октябрь». Также сейчас идет процесс переговоров о показе фильма в республиках Северного Кавказа, где он снимался. В главных ролях снялись Игорь Петренко, Аюб Цингиев, Алексей Вертков, Дмитрий Парастаев, Иван Шахназаров. Сериал выйдет немного позже.

Если есть проблема, о которой Вы хотите сообщить, отправьте жалобу на сайт Zadolbalo.net.
Оставить свой комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить комментарий
Опрос
Как изменятся отношения России и США после встречи Путина и Трампа?
  • Ничего не поменяется 55%, 6 голосов
    6 голосов 55%
    6 голосов - 55% из всех голосов
  • Ожидаю постепенное потепление 18%, 2 голоса
    2 голоса 18%
    2 голоса - 18% из всех голосов
  • От Трампа в США ничего не зависит 18%, 2 голоса
    2 голоса 18%
    2 голоса - 18% из всех голосов
  • Мне все равно 9%, 1 голос
    1 голос 9%
    1 голос - 9% из всех голосов
Всего ответов: 11
26.07.2018
Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе