Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Аналитика

Как Ульяновская область «увела» из федерального бюджета 135 миллионов

Как Ульяновская область «увела» из федерального бюджета 135 миллионов
Президентский мост в Ульяновске до постройки Крымского моста был самым длинным в России; не удивительно, что при объекте за годы (на самом деле, за десятилетия) строительства появилась гигантская инфраструктура. Ее хорошо видно, когда съезжаешь с моста, почти вся – ныне заброшена. Кому она принадлежит? Мы решили найти ответ на этот вопрос – а узнали нечто куда более важное – и это касается ПОЗЗ, федеральных средств, колоссальных долгов региона и офшоров.

История эта началась в 2002 году – тогда была зарегистрирована компания ООО «Ремстроймост», учредил ее Фарит Файзуллин. Повод – возобновление в 1998 году строительства Президентского моста (напомним, его начали в 1980-е, но перестройка и распад СССР надолго заморозили процесс). Задача «Ремстроймоста» — «Монтаж металлических строительных конструкций», собственно, об этом говорят и открытые источники. База компании, по данным этих же открытых источников, это 12 объектов на четырех участках. Ныне вся – в нерабочем состоянии, это видно невооруженным глазом. До открытия моста в 2009 году компания занималась непосредственно своей деятельностью, потом – оказалась не у дел.

Тем не менее, «Ремстроймост» жил – и уже к 2014 году был пойман на крупных махинациях – компания, как всплыло в ходе налоговой проверки, занималась обналичкой денежных средств – не менее 60 миллионов ежегодно. А территория ветшала. Кончилось все тем, что в 2015 году компания стала банкротом. Ее (совершенно неликвидное) к тому моменту имущество отошло (было выкуплено) к ОГУП «Имущество». Для тех, кто не знает – это государственная компания, которая занимается «продажей недвижимости, находящейся в собственности Ульяновской области». Это – официальная информация.

То есть ситуация довольно простая – инфраструктура была нужна в ходе строительства моста, после – потеряла смысл, компания-владелица начала заниматься неизвестно чем, обанкротилась, и все стало принадлежать области «до лучших времен». Авось, появится инвестор, которому это все вдруг будет нужно? Правда, на его пути одно крайне неприятное обстоятельство – земля под этими объектами продана быть не может. Что-то в непосредственной береговой зоне, что-то в собственности области.

Швейцарский след

А вот – скрытая часть истории. Вы удивитесь, но больше половины акций «Ремстроймоста» принадлежали… Симбирскому зерновому холдингу. Это важно потому, что компания, фактически, иностранная — с 2012 года по данным «Коммерсант.Картотеки» холдинг на 99,9% принадлежит швейцарскому «Игл Холдинг Лтд». В 2015 году некоторые СМИ писали, что через «Симбирский зерновой холдинг» швейцарцы якобы собирались вложить деньги в строительство речного терминала и предприятий по переработке сельхозпродукции на базе ставшей ненужной мостовой инфраструктуры. То есть, казалось бы – земля и объекты нашли инвестора, и будут использоваться по назначению.

Однако, в 2017 году обанкротился…сам полушвейцарский «Симбирский зерновой холдинг» (77032210738 Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 17.04.17 г.). Почему? Да потому, что компания набрала долгов перед российскими банками – прежде всего, ВТБ24. Да и вообще перед всеми, кем только можно, никакую деятельность, фактически, не ведя.

….А швейцарский «Игл Холдинг Лтд» числится в…Offshore Leaks Database. Это нужно переводить? Данные – из так называемых «Panama Papers», офшор связан с Каймановыми островами. То есть никакой это в действительности не инвестор. Швейцарский след в данном случае означает, что, скорее всего, «Симбирский зерновой холдинг» банкротился намеренно, а «Ремстроймост» был нужен для создания иллюзии привлечения туда крупного инвестора, которая позволила набрать денежных средств, обналиченных и, возможно, уведенных на Каймановы острова. Интересно? А дальше – еще интереснее. Казалось бы, при чем тут портовая особая экономическая зона?

Все запутаннее

Параллельно в Ульяновске создавалась ПОЭЗ. Акции ее, вообще говоря, изначально принадлежали АО «ОЭЗ», то есть федеральной структуре. Второй учредитель – «Корпорация развития Ульяновской области» — это менее процента уставного капитала. ПОЭЗ эта такая территория, на которой предоставляются налоговые льготы инвесторам-резидентам. Структура быстроразвивающаяся — с 2014 по 2016 год ее стоимость выросла с одного миллиарда до 2,2 миллиардов.

«Корпорация развития Ульяновской области» с 2014 года начала выкупать ее акции – согласно договору купли-продажи задолженность должна гаситься частями. В 2014 году – 46,5 миллионов, в 2015 году – 108,9 миллионов, в 2016 году – 80,6 миллионов. Наибольшая сумма – в 2017 году, это 204,4 миллиона. Какой был экономический смысл в выкупе акций? Видимо, область должна была стать бенифициаром прибыли ПОЭЗ, и эта прибыль должна была перекрыть бюджетные транши, иначе выкуп акций выглядит (или является) совершенно абсурдным. Или – цель состояла в том, чтобы получить голоса в совете акционеров. Для чего — станет понятно позднее.

Дело в том, что деньги на последний транш в бюджете вообще предусмотрены не были – можете это проверить, выкладки представлены на сайте облправительства. А между тем, стоимость «Корпорации…», которая, кстати, на 100% принадлежит государству, за счет покупки акций выросла почти до миллиарда.

Итак, области были нужны 200 миллионов, чтобы оплатить долг перед АО «ОЭЗ». И тут…мы возвращаемся к швейцарско-панамскому «Ремстроймосту».

«Мертвые» инвестиции

ОГУП «Имущество» выставил бывшую базу «Ремстроймоста» на торги. Все имущество, напомним, к тому моменту было в нерабочем состоянии. Первую оценку проводило ООО «Карс», руководил ей некто Богдан Ярославович Триналевский. «Карс» частенько сотрудничал с «Имуществом» — посмотрите на «Роспровосудии», например, дело № А72-8702/2012 или, например, дело N А72-7072/2010. Фактически, Триналевский – постоянный эксперт ОГУП «Имущество» в судах. В этот раз «Карс» оценил неликвидное имущество в 134 миллиона рублей. Вообще говоря, из них 74 миллиона – это стоимость земельных участков, которые, как мы уже писали, не могут быть проданы, так что сумму….приплюсовали к стоимости имущества, переделав документы по оценке.

В аукционе по продаже имущества участвовали две компании: ПОЭЗ и ООО «Дарс», которая связана с областном экс-депутатом ЗСО Дмитрием Рябовым. Вероятно, аукцион был фиктивным – никакого интереса к прибрежной территории «Дарс» иметь не мог, а видимость конкуренции была нужна.

В результате, 27.11.2017 аукцион был проведен, и ПОЭЗ выкупил никому не нужную территорию за 135 миллионов. А теперь – главное. Почему вообще Портовая особая экономическая зона участвовала в нем, зачем ей было нужно это имущество?

Основанием сделки стало заявление председателя правительства Александра Смекалина. По его словам, у инвесторов появился интерес к объекту. Видимо, чтобы подтолкнуть «инвестора» (который сам в торгах естественно не участвовал) нужны были налоговые льготы особой зоны. Кулуарно речь, кстати, шла о неких «речных терминалах и предприятиях по переработке сельхозпродукции» и каких-то швейцарцах. Ничего не напоминает?

Но одного заявления председателя правительства недостаточно, чтобы крупная федеральная структура пошла на сделку в 135 миллионов. И тут-то понадобилась корпорация развития Ульяновской области – «свои» акционеры, которые не оповестили московских членов совета вовремя и приняли решение самостоятельно.

То есть фактически, ульяновские акционеры федеральной компании, напрямую связанные с правительством (напомним, «Корпорация…» – 100% госструктура) принимают решение о выкупе и другой ульяновской госструктуры неликвидного имущества обанкротившейся организации. На федеральные деньги. Но дальше происходит совсем фантастическое – эти средства выделяются для перечисления в ОЭЗ. Перед которой, если вы помните, у региона долги в 200 миллионов рублей. То есть деньги переводятся из федерального кошелька в региональный и ими же гасится федеральная задолженность.

До встречи на островах?

А теперь попробуем сопоставить эти две замечательные истории и понять их. Компания, наполовину принадлежащая швейцарцам, набирает долгов за счет имитации «инвестора», деньги исчезают (можно предположить – что в офшоре), затем банкротится, ее имущество правительство области продает федералам за счет – правильно! – снова имитации «инвестора» (и «свойских» акционеров с оценщиками). Гасит задолженность перед ними же, таким образом «надувая» стоимость местной корпорации развития Ульяновской области за счет федеральных средств. Деньги из воздуха. Однако не в бюджет региона, а в стоимость госкомпании, чья дальнейшая судьба – после того, как ее стоимость «довернут» до нужных величин может быть совершенно любой. Возможно, нам еще придется вспомнить о Каймановых островах.

Да, кстати – с юридической точки зрения покупка проводилась вопреки п.2.3. соглашения от 30.01.2010 №1/02-ОС-/Д25, п.3.1. соглашения от 2.2.2015 № С-19-АЦ/Д14. Кому интересно – ознакомьтесь. И – последний гвоздь – территории купленные/проданные облправительством не включены в перечне расходов перечня планируемых к строительству объектов. А должны быть – согласно трехстороеннему соглашению между районным (Чердаклинский), федеральным и областным правительствами.

Нам не хочется предполагать, что вся эта схема была режиссирована одними и теми же людьми – заранее и умышленно. А может так и есть?

Яндекс.Метрика