Печатать
21 Декабря 201709:17

Виртуальная реальность и реальные знания. Будущее онлайн-образования

Галина Можаева

Виртуальная реальность и реальные знания. Будущее онлайн-образования
84 1 0
В конце минувшего лета Институт дистанционного образования ТГУ выиграл грант на создание регионального Центра компетенций в области онлайн-обучения. Сейчас коллектив института уже вовсю работает над реализацией этого проекта. О том, что предстоит сделать, а также об истоках, современных тенденциях и будущем дистанционного образования – в интервью с директором института Галиной Можаевой.

- ТГУ одним из первых среди вузов России начал осуществление образовательных программ, в том числе и международных, с применением технологий дистанционного обучения. Как это происходило, и с какими проблемами пришлось столкнуться университету?

- В 1995 году у нас начались первые проекты по дистанционному обучению, а в 1998-м был создан Институт дистанционного образования. Начинался он с развития проектов дистанционного обучения студентов. Но в 2002 году мы свернули дистанционные программы высшего образования. Произошло это из-за того, что стали появляться вузы, которые искусственно занижали стоимость дистанционного обучения в ущерб качеству, что привело, с одной стороны, к дискредитации дистанционного обучения в нашей стране на долгие годы, а, с другой стороны, создало ситуацию недобросовестной конкуренции. Естественно, демпинг цен с их стороны повлиял на работу вузов, которые стремились дать качественное дистанционное образование. В итоге мы с 2003 года мы начали заниматься дополнительным профобразованием на основе дистанционных технологий. Позже расширили это направление, сфокусировавшись на дополнительном образовании и взрослых, и детей, и стали все глубже заходить в кампусное обучение – то есть традиционное обучение, но с применением электронных технологий.

- В 2018 году институту дистанционного образования исполнится 20 лет. Что бы вы назвали главными успехами, достигнутыми за это время?

Это, прежде всего, две Государственные премии, полученные нашей командой: премия президента РФ и премия Правительства РФ. Это подключение к интернету школ региона – в 2006 году данной работой занимался наш институт совместно с «Томсктелекомом». Это внедрение электронного обучения в кампус ТГУ. Это лидирующая позиция в масштабах страны по развитию онлайн-обучения и производству массовых отрытых

онлайн-курсов. Это разработанная под руководством основателя института и его научного руководителя Владимира Демкина концепция авторского сопровождения дистанционного обучения. Дело в том, что идеальное качество обучения достигается тогда, когда преподаватель сам сопровождает разработанный им ресурс. Он лучше всех знает, что он хотел донести, и как дополнить тот материал, который есть в электронном курсе.

- К вопросу о качестве дистанционного образования. По крайней мере, раньше бытовало мнение, что оно проигрывает в этом плане традиционной форме обучения. Есть ли в этом своя правда?

Качество дистанционного обучения предполагает использование «тяжелых» достаточно дорогих технологий – таких, как видеоконференц-связь, вебинары. Все это предполагает непосредственные, живые коммуникации между студентом и преподавателем. Удешевление дистанционного обучения происходит тогда, когда из учебного процесса выводят преподавателя, то есть остаются один на один студент и электронный ресурс. Наш университет всегда стремился обеспечить качество образования. Мы всегда исходили из того, что обучение – это процесс коммуникативный. Собственно, наличие педагогических коммуникаций и обеспечивает качество обучения. А технологии должны быть целесообразны и сопоставимы с педагогическими задачами и направлены на их решение.

Возвращаясь к достижениям института – одним из них стал грант, полученный минувшим летом. Расскажите о нем поподробнее.

Да, летом 2017 года мы с большим отрывом победили во всероссийском конкурсе на создание региональных центров компетенций в области онлайн-обучения. Получили на этот проект грант в 22 млн рублей на три года. Теперь за 2017-2019 годы мы в первую очередь должны сформировать лояльность к онлайн-обучению как в вузах Томской области, так и по всей Сибири. 1 200 преподавателей вузов должны пройти повышение квалификации в области онлайн-обучения, а не менее 16 000 студентов - обучение на онлайн-курсах и завершить их. Не менее 30-ти новых онлайн-курсов должны быть разработаны. Плюс мы планируем вести очень активную работу по внедрению таких курсов в ссузах и в школах.

- А вообще прослеживается сейчас рост востребованности онлайн-образования?

Здесь я, наверное, говорила бы о терминах. Сейчас очень сильно изменилось содержание дистанционного образования. Раньше под ним подразумевалось

формализованное образование – то, которое завершается выдачей документа. Сейчас растет сектор неформального дистанционного образования. Невероятно популярны разного рода тренинги, короткие вебинары. Да, на выходе участникам дают не удостоверения и дипломы, а просто сертификат о том, что они проучились. И вот уже есть тенденция: работодатели стали принимать такие сертификаты – им важны компетенции, а не то, какая бумажка у человека на руках. Работодателям в последнее время становится неважно, где человек этому научился – сам или пять университетов закончил. В этом плане дистанционное обучение становится все популярнее. На мой взгляд, это и есть сейчас основная тенденция его развития.

- Кто сейчас аудитория онлайн-курсов?

Это люди самых разных возрастов и статусов. От подростков 12-ти лет до 85-тилетних пенсионеров.

На разных платформах сейчас такое обилие онлайн-курсов, самых разных направлений и тем. Кто их придумывает и на чем основывается этот выбор?

Если говорить о ТГУ, мы проводим внутриуниверситетский конкурс идей. Отбор очень жесткий – это должны быть курсы, которые могут понять и принять люди из разных целевых групп. Проводится экспертиза содержания – нужно, чтобы оно было актуальным, современным, соответствовало последним достижениям науки. Разработка такого курса длится в среднем от трех до девяти месяцев. У нас даже есть курс, который полтора года делали, потому что бывают сложные натурные съемки, от сезонов года зависящие. Например, курс о безопасности жизнедеятельности во все времена года снимался. Сейчас мы еще и извне начали искать авторов, не только среди университетских сотрудников.

- При таких трудозатратах есть множество бесплатных открытых онлайн-курсов. За счет чего удается их проводить, ведь понятно, что на их создание тоже тратятся определенные ресурсы и средства?

Здесь есть два момента. Один косвенный. Открытые онлайн-курсы работают на брендирование. Например, у нас за два с лишним года бесплатно проучились свыше 170 тысяч человек из 178-ми стран мира. Из них около 55 % впервые услышали о ТГУ. Соответственно, мы начинаем этих людей приглашать к нам в университет и косвенно приносим доход. Есть и прямая монетизация. Обучение на этих курсах бесплатное, но если ты хочешь получить сертификат, что ты завершил обучение, чаще всего за сертификаты

надо заплатить. Часть средств от продажи сертификатов остаются на платформах, а часть возвращается нам как держателю онлайн-курсов. Я отмечу, что это вполне посильные суммы для обучающихся: в среднем от 1000 до 2 900 рублей. Ну и, конечно, разработка курсов идет за счет программы развития университета и за счет грантов. Есть еще один вариант монетизации – это онлайн-специализации, которые всегда платные. Это движение в сторону онлайн-дипломов. Американские университеты уже делают онлайн-дипломы, правда, пока не полностью. Например, магистерская программа превращается в девять онлайн-курсов и полгода очного обучения, и оно уже стоит меньше.

- Онлайн-обучение отчасти связано с виртуальной реальностью. Вы видите за ней будущее в сфере образования, и если да, то насколько мы близки к этому?

Да, конечно, мы об этом думаем. Мне кажется, что движение будет в сторону создание адаптивных систем обучения. Система, созданная на основе искусственного интеллекта, сможет рекомендовать человеку курсы с учетом его сегодняшних потребностей и вектора его развития. Делаться это будет на основе анализа персональных аккаунтов в соцсетях, сформулированных потребностей относительно уровня, вида и содержания образования пользователя, его профессиональной деятельности, хобби и так далее. Мы такую деятельность уже начали – проводим анализ потенциальных слушателей в социальной сети «ВКонтакте», на платформах онлайн-обучения, и внутри своей системы управления учебным процессом «Электронный университет». Вот в эту сторону создания адаптивных систем движение абсолютно точно будет. Ну а в рамках этих систем найдется место и виртуальной и дополненной реальностям, которые позволяют, например, сделать великолепные симуляторы, чтобы человек мог отрабатывать свои навыки. Станут гораздо популярнее и 3D-технологии, причем как моделирования, так и печати. Вообще, 3D-принтинг сейчас на западе уже занял серьезную позицию, потому что он позволяет визуализировать то, что человек хочет получить, и, распечатав, увидеть. А принтеры сейчас можно делать своими руками. У нас, например, есть онлайн-курс Николая Булахова по созданию такого принтера. Фактически из подручных средств, имея чуть-чуть инженерных задатков, можно самому смастерить этот принтер, прослушав бесплатный курс.

Кроме того, появился еще такой новый термин как «эмоциональная информатика». Это способность информационных технологий распознавать

эмоции пользователей, в том числе – эмоции в процессе обучения. Допустим, я изучаю какой-то курс и испытываю удовольствие, страх, безразличие и так далее. Мои эмоции система распознает и в зависимости от эмоционального восприятия того или иного учебного курса она советует, что мне следует изучать, а за что лучше не браться. Это перспектива трех-шести лет. Соответственно, дистанционное обучение для меня лично уже перестало быть обучением на расстоянии. Это, скорее, электронное обучение с использованием дистанционных образовательных технологий.

- Да, мы многое уже привыкли делать дистанционно, но все равно никуда не делось убеждение, что университет – это что-то незыблемое. Должно быть здание, должны быть аудитории…

А университет останется, и еще не на одну сотню лет! Но преподаватель будет другой. На мой взгляд, одна из очевидных тенденций сейчас, которая начинает уже действовать, – это изменение позиции преподавателя в учебном процессе. Например, читать лекции сегодня бессмысленно, потому что весь материал есть в интернете. Да, есть уникальная информация, но ее не так уж много. В большинстве своем ресурсы в интернете великолепные, и те же онлайн-курсы гораздо образнее, ярче и интереснее для восприятия, нежели лекции по желтым листкам бумаги. Поэтому преподаватель больше превращается в помощника, в тьютора, обучение становится «перевернутым». Теорию студент все больше начинает изучать сам, и в конечном итоге будет изучать ее на 100 % самостоятельно. А в аудиторию он будет приходить для того, чтобы обсуждать сложные вопросы, участвовать в семинарах, отрабатывать определенные навыки на лабораторном оборудовании.

Соответственно, позиция преподавателя становится другой. Он должен помочь найти теорию в нужном месте, организовать практические занятия: изучение кейсов, проблемно-ориентированные занятия, проектную деятельность. К сожалению, большинство преподавателей сегодня этого просто не умеют. А дальше будет еще «хуже». Вы фильмы фантастические смотрите? А «Профессию» Азимова, читали? Эта великолепная повесть, как мне кажется, - история ближайших лет 15-ти. Не больше времени пройдет, когда путем инъекции будет исследоваться интеллектуальный потенциал, вливаться знания, вживляться чип, и таким образом присваиваться профессия. Это уже рядом! Преподаватели скоро виртуализируются. Уже сейчас роботы заходят в аудиторию, а дальше в качестве преподавателей появятся виртуальные образы - антропоморфные, похожие на красивых людей, или же это будут образы конкретных преподавателей. Это будет совершенно точно.

- В вашей личной практике уже как-то прослеживаются веяния этих перемен?

- Да. Я, например, отказалась вести занятии по истории России. До этого вела ее на первом курсе у философов много лет. Я пыталась экспериментировать, уходила в обобщающие темы, но в какой-то момент поняла: что бы я ни рассказывала, они все это находят в интернете. Они по ключевым словам сидят и гуглят прямо на лекции! И я хоть тресни - хоть петь, хоть плясать буду – не перепрыгну интернет, потому что у меня память меньше, чем у машины. И возникает вопрос- а кому это нужно?

- Как мать подростка с сожалением скажу: а вот до школы это еще не дошло…

Дойдет и до школы. Уже в будущем году проект «Создание цифровой образовательной среды в РФ» придет в школу, и там начнется внедрение онлайн-курсов. Оно должно быть осторожным, не массовым. Но это очень важно – научить детей учиться самостоятельно, искать нужную информацию, мотивировать их. Ведь онлайн-обучение работает только тогда, когда есть мотивация. Так что тут должны и родители подключаться. Вот почему наш проект очень важен сейчас – мы пытаемся сформировать уважительное отношение к онлайн-обучению. Это не профанация, как до сих пор говорят некоторые наши профессора. Ты попробуй - уложи два, а то и четыре часа своего монолога в аудитории в десять минут. Это же квинтэссенция, выжимка, опорный конспект, если хотите, только в формате видео, с иллюстративным рядом, с анимацией, цепляющий… А дальше в этом курсе лежат те же ссылки, те же статьи, те же дополнительные учебные материалы, которые есть в любом другом хорошем учебном курсе. Если тебя зацепило – ты пойдешь и будешь учиться. А если не зацепило, или тебе эта тема не нужна – ты спокойно двигаешься дальше. Это другой подход к образованию. Но на понимание этого и на формирование мотивации учиться, а не получать диплом, к сожалению, в нашей стране уйдет много времени. Думаю, лет пять совершенно точно.

Другие интервью

вчера
Мы хотели ввести детей в образовательное пространство города Мы хотели ввести детей в образовательное пространство города
26 Мая 2018
Сегодня мы поддерживаем общественное движение немцев в Омской области Сегодня мы поддерживаем общественное движение немцев в Омской области
25 Мая 2018
Серебренников не захотел взять всю вину на себя, а потащил за собой остальных Серебренников не захотел взять всю вину на себя, а потащил за собой остальных
Все интервью

Комментарии (0)

Опрос

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе

SM-News in English
Яндекс.Метрика