Печатать
14 Апреля 201712:22

В России нужно вводить антисуицидальные сайты

Александр Брод

В России нужно вводить антисуицидальные сайты
70 1 0
В Удмуртии побывал известный российский правозащитник, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод. В Ижевске он встретился с региональными правоохранителями, чиновниками и представителями общественных организаций. Как правозащитник оценивает ситуацию в Удмуртии, узнала корреспондент ИА "SM-News" Юлия Мокрушина.
- Александр Семенович, вы активно занимаетесь темами национальной политики и профилактики экстремизма в России, и наверняка знакомы с ситуацией в целом. Как выглядит ситуация в Удмуртии с этой точки зрения?

- Я в Удмуртии впервые, но, как мне кажется, регион не является проблемным с точки зрения радикального национализма и ксенофобии. В республике ведется серьезная работа по профилактике экстремизма. Показательно, что в Удмуртии создан Дом дружбы народов, где бок о бок работают 33 национальных общественных объединения. Есть профильное министерство национальной политики, такое далеко не в каждом регионе встречается.

Поддерживается культура разных народов, языки, национальные праздники. Многое делается для профилактики социальных конфликтов. Депутаты Госсовета, общественники активно встречаются со студентами, жителями городов и сел региона, ведут большую просветительскую работу. Это опыт, который можно взять на вооружение в других регионах.

- А если говорить в целом, как Вы оцениваете сегодняшний уровень правозащитной деятельности в России?

- В целом динамика хорошая, общественная деятельность развивается в России довольно активно. Я думаю, это связано с тем, что в обществе постепенно исчезают иждивенческие настроения. Люди понимают, что манна с небес падать не будет, что, несмотря на высокое доверие высшему должностному лицу государства, есть серьезные проблемы на уровне федеральных, региональных, муниципальных властей. И чем активнее будет общество, чем активнее люди будут озвучивать свои проблемы, запросы на улучшение качества жизни, тем активнее будет шевелится власть и выполнять свои обязательства.

Сейчас появляются самые разные общественные организации в самых разных сферах - экология, социальные, трудовые права. Во многом локомотивом для этой динамики стала программа господдержки некоммерческих организаций. Социально ориентированные организации активно включаются в систему государственных и региональных заказов, подключаются к социальным проектам.

- Как вы считаете, общественные организации могли бы помочь государству в разрешении каких-то острых социальных проблем, например, бороться с распространением экстремистских настроений?

- Несомненно. Я уверен, НКО могли бы серьезно помочь в правовом консультировании мигрантов, вопросах обеспечения занятости мигрантов. Среди общественников нужно воспитывать медиаторов, которые могли бы принимать участие в разрешении межнациональных проблем.

Соцсети это особая тема. К сожалению, существует так называемый "бытовой" экстремизм, это довольно распространенное явление, особенно в соцсетях, но мы не должны относиться к нему спокойно. Любые действия, которые призывают к нетерпимости, даже если это просто картинка в соцсетях, надо пресекать. Надо постоянно напоминать молодежи, что это уголовно наказуемое деяние.

Очень остро стоит проблема опасного воздействия на детей и молодежь через так называемые "группы смерти". Попавший под их влияние ребенок или подросток потенциально способен на противоправные и даже экстремистские действия. Задача общественников - говорить об опасности и недопустимости подобных групп. Это должно относиться и на счет родителей, и к самой молодежи.

Сейчас Госдума России подготовила законопроект об усилении ответственности за склонение к суицидам. Но параллельно должна вестись и общественная работа - создание альтернативных сайтов, выступления общественников и авторитетных людей, в том числе и в СМИ. Должна быть создана какая-то специальная программа. Это новый вызов для безопасности наших детей, молодежи, надо понять, откуда дует ветер, и пресечь финансирование подобных ресурсов.

- Часто общественные организации создаются с определенными целями, и пользуются своим положением, чтобы "раскачать" ситуацию.

- Кто-то заинтересован в решении проблем, а кто-то привык только шуметь, провоцировать конфликты. В то же время, я придерживаюсь мнения, что когда правозащитники или общественники заявляют о проблемах, власть не должна рассматривать их как врагов, нужно использовать инструменты диалога, обсуждения этих проблем.

В моей практике была известная история с движением в защиту Химкинского леса. Как член Общественной палаты России в то время, я был инициатором того, чтобы состоялась открытая дискуссия между проектировщиками, строителями, заказчиками этой стройки и экологами и общественными организациями.

В результате удалось придти к компромиссу. Я сторонник именно таких решений. Когда протест против чего-то ограничивается только митингами, противоправными действиями, это приводит к печальным последствиям, как это было на Украине.

- К слову об Украине. Правозащитники как-то участвуют в той ситуации, которая складывается там сейчас?

- Я сам лично несколько раз выезжал в Новороссию, привозил туда зарубежных экспертов как наблюдателей на выборах и для освидетельствования захоронения мирных граждан, которые были там убиты или замучены пытками украинских силовиков.

Проблем на Украине, безусловно, много, и они вопиющие там, от убийств политических оппонентов до гонений на представителей разных конфессий. Тем не менее, несмотря на наши обращения, обращения правозащитников других стран, власти Украины никак на это не реагирует, и свою противоправную деятельность не уменьшают.

Более того, европейские и международные институты, такие как ООН, ПАСЕ, ОБСЕ, долго не признавали геноцида жителей Новороссии, не признавали преступные нарушения их прав со стороны украинских властей. Сейчас постепенно под напором фактов они начинают признавать, но пока этот режим поддерживается. Основное слово, конечно, за украинским народом, который должен сделать свой выбор. Но недовольство внутри страны растет, я думаю, что в перспективе это приведет все-таки к досрочным выборам.

- Как я знаю, вы занимаетесь общественным контролем за избирательным процессом и в России?

- Совершенно верно. Я и мои коллеги из ассоциации "Гражданский контроль" активно мониторим избирательные процессы в регионах, занимаемся разбором всевозможных нарушений. Мы хотим, чтобы все участники избирательного процесса имели возможность апеллировать не только к избирательной комиссии, но и к общественникам.

Сейчас в регионах, в том числе и в Удмуртии, планируется проведение просветительских мероприятий, куда мы намерены пригласить юристов, журналистов, экспертов-правозащитников, представителей общественности, чтобы обсудить механизмы общественного мониторинга выборов, наблюдения за выборами. Я очень надеюсь, что нам удастся наладить конструктивное сотрудничество с региональными властями, политическими партиями.

Другие интервью

15 Декабря 2017
Нищета, расстрелы, кровопролития - "Последняя осень в Донецке" Нищета, расстрелы, кровопролития - "Последняя осень в Донецке"
14 Декабря 2017
Моя новогодняя мечта – хотя бы в свои 97 лет встретиться с моим президентом В.В. Путиным Моя новогодняя мечта – хотя бы в свои 97 лет встретиться с моим президентом В.В. Путиным
11 Декабря 2017
Пешеходной надо было делать не Металлистов, а – Союзную и Благовещенскую Пешеходной надо было делать не Металлистов, а – Союзную и Благовещенскую
Все интервью

Комментарии (0)

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе

SM-News in English