Печатать
18 Июня 201723:24

Ситуация с медициной в ЕАО не простая, но не безнадёжная

Елена Басова

Ситуация с медициной в ЕАО не простая, но не безнадёжная
53 0 0
Корреспондент ИА "SM-News" Ирина Соколова встретилась с заместителем председателя правительства ЕАО, начальником управления здравоохранения Еленой Басовой
- На высший уровень вопрос о состоянии медицины в ЕАО был вынесен на форуме Общественного народного фронта два года назад. За это время удалось некоторые огрехи исправить, но на последней пресс-конференции главы государства журналист из ЕАО вновь привлекла внимание Президента РФ к проблеме. Елена Анатольевна, обрисуйте сначала ситуацию в здравоохранении ЕАО. Какие проблемы, сегодня мешают полноценной работе?

- На сегодняшний день ситуация в здравоохранении довольно сложная. И сложности эти возникли не вчера и подразумевают под собой, прежде всего финансовую составляющую. В течение нескольких лет имеется дефицит государственной программы развития здравоохранения. Обновление материально-технической базы не проводилось долгое время. У нас, в последние годы, область участвовала в двух Федеральных программах.

Это дорожная программа. По этой программе был сделан ремонт в областной больнице, в приёмном покое. И компьютерный томограф, который мы получили, он тоже был получен в рамках этой программы. И онкологическая программа. В её рамках было закуплено более 100 единиц оборудования, полностью оснащен операционный блок онкологического диспансера, открыты современные лаборатории. Этого очень долго ждали и жители, и сотрудники диспансера.

Кроме финансов, и устаревшей материально-технической базы, конечно, существует и большой дефицит человеческих ресурсов, я говорю о врачебных кадрах. И эта проблема тоже сложилась не вчера. Как мне кажется, началось всё это ещё с 90-х годов, когда начался массовый эмиграционный поток, тогда в Израиль, в Германию уезжали люди. Тогда много уехало и врачей. И мы этот дефицит так и не смогли восполнить за все эти годы.

В сегодняшней ситуации Минздрав проводил анализ. Эти данные были опубликованы на сайте Минздрава, о том, что только 25% выпускников медвузов идут в бюджетную сферу. Этот анализ был сделан за последние пять лет. И конечно, если каждый четвёртый только идёт в бюджетную сферу, где мы не можем предложить тех преференций, которые предлагают частные центры. Многие, насмотревшись за время учёбы на положение дел в медицине, решают продолжить учёбу. Уходят в науку. Есть более богатые регионы, которые привлекают молодёжь высокими дотациями, чем наш регион.

Поэтому ожидать того, что кадры пополнятся за счёт выпускников, абсолютно не стоит. И медицинское сообщество это понимает. Поэтому на сегодняшний день я вижу в том, чтобы с уважением относится к нашим докторам, который сейчас работают. И не только со стороны чиновников, но и со стороны населения. Ну, и, конечно пестовать наших целевиков, которые поступают в медвузы.

Сейчас это 49 мест. В 1915 году это было 19 мест. Только в 16 году была полная заявка, 30 целевых мест. И их ещё нужно ждать. Шесть лет это первичное звено, и от 2 до 5 лет это ординатура. То есть, мы можем ждать этих выпускников до 10 лет, чтобы они приехали полноценными специалистами. И мы, конечно надеемся, что они вернутся в область.

И по кадровой структуре. Я иногда слышу высказывания, что у нас возрастной порог врачей перешагнул за 60, на самом деле это не так. В последние 2 года, у нас поменялась структура. И у нас самый большой процент составляет от 30 до 36 лет. А врачей старше 60 лет у нас только 17 %. Поэтому будем надеяться на то, что кадровый дефицит мы тоже, не сразу, но решим.

- Елена Анатольевна, общественный резонанс на неполадки в здравоохранении пошёл из областной поликлиники. Одно время, там были небывалые очереди. Людей возмущало, что для того, чтобы попасть на приём к врачу нужно выстоять часы в регистратуру. Что тогда произошло?

- Всё о чём я говорила раньше, и о материально-технической базе и о финансовом дефиците и о кадровом вопросе, так это всё действует и здесь. Усугубило ситуацию в прошлом году и начале этого года, что было очень много жалоб от населения по поводу больших очередей в регистратуру. С чем это было связано. С тем, что мы начали работу по внедрению информационной системы медицинской.

Она была закуплена ещё 2011 году по программе модернизации. И вот до настоящего времени она не функционировала, как было задумано. И понадобилось время, чтобы создать базу данных, и в этом квартале мы это сделали. Насколько я сейчас слышу от жителей.

Я сама неоднократно и постоянно захожу в поликлинику. Я не вижу там очередей. Освоились и регистратор с новой формой работы, администратор и у него уменьшилась нагрузка. За 5 месяцев 2017 года эта работа стала более отлаженной, и я думаю, что мы, отследив те механизмы, которые ещё мешают полноценно функционировать, мы будем их устранять.

Многие жалуются на то, что ограничена запись к врачам, допустим, или приходится какое-то время ждать. Но это тоже звено одной цепи, о которой я говорила. Если у нас не хватает просто узких специалистов, то нельзя требовать от доктора, чтобы он принимал круглосуточно. Поэтому ситуация имеет место быть. Тем не менее, все недостатки, которые возникают, мы стараемся минимизировать.

По крайней мере, в критических случаях больного всегда примут. Кроме того, мы решаем проблему, подписывая соглашения с другими территориями, где специалистов больше. Есть договорённость с соседними Хабаровским краем и Амурской областью. Правда, пока это больше касается службы родовспоможения. Но уже отработано взаимодействие с Хабаровскими клиниками и в сердечно-сосудистой сфере.

И дело касается не только высоко технологичной помощи, которая оказывается пациентам в плановом порядке, в кардиоцентре города Хабаровска. У нас отлажен механизм доставки пациента в течение 24 часов, если ему показано шунтирование при остро-коронарном синдроме. Сейчас мы планируем наладить такое же движение по пациентам с острыми нарушениями мозгового кровообращения.

- Прошло полгода, как вы возглавили здравоохранение в нашей области. Практически сразу начались преобразования, которые тоже вызвали немало вопросов. Самые нашумевшие, это реорганизация в Теплоозёрской Центральной районной больнице и «Центре спортивной медицины». Почему именно с этих медучреждений началась, так называемая оптимизация отрасли и как это повлияет на оказание медицинских услуг населению?

- Я считаю, что без реорганизационных мероприятий на сегодняшний день не обойтись. Почему? Потому, что в течение многих лет у нас никаких мер реорганизационного характера не проводилось. Очень много звучало из СМИ об оптимизации в центральной России. У нас всё было тишь, да гладь в этом плане.

Но давайте вспомним, какое было количество населения в то время, 5-7-10 лет назад, какое кол-во врачей обеспечивали работу лечебных учреждений. Сколько населения проживало в районах области. И насколько сегодня статус ЦРБ соответствует этому статусу. Но, ни одно учреждение за это время не было сокращено или закрыто.

- А есть предпосылки для этого?

- А как же. Во-первых, есть правовая база, которая регламентирует распределение медицинских организаций в населённых пунктах. Там обозначено, что если от 5 до 20 тыс. населения прикреплённого к этому учреждению - это участковая больница. Никак не Центральная районная больница. Виды помощи от этого значительно не меняются. Меняется статус, меняется коечный потенциал. Но, допустим, если мы возьмём Теплоозёрскую больницу, она не зарабатывает денег на обслуживание 60 коек.

Они зарабатывают на 40 коек и по статусу это никак не ЦРБ. И по набору и видам тех врачей, которые там работают, и по тем видам помощи, которая там оказывается, это тоже не районная больница. К тому же там более 25 млн. кредиторской задолженности. И если не принимать здесь реорганизационных мер, то больница может просто стать банкротом. И население окажется совсем без медицинской помощи. А прикреплённого населения там, всего 15 тысяч на сегодня. А когда-то это было более 25 тысяч.

- Что в этом случае вызвало такой общественный резонанс?

- Я думаю, что данные волнения просто подогреваются какими-то людьми, которые обладают не то, что недостоверной информацией, а не имеют каких-то элементарных знаний для того, чтобы анализировать ситуацию в здравоохранении. От того, что Теплоозёрская больница станет участковой, в данный момент ничего не изменится. Она фактичекски таковая и есть уже.

И ни медицинские сёстры, ни врачи не подвергнутся сокращению. Потому что, мы уже говорили о кадровом дефиците, и было бы смешно думать о том, что кого-то выгонят на улицу. Кроме Теплоозёрской больницы мы планируем на первом этапе реорганизацию других лечебных учреждений. Но пока это такой минимум, который не влечёт за собой каких-то революций.

- Ещё один горячо обсуждаемый объект « Центр спортивной медицины». В чём проблема, там?

- Здесь речь идёт об эффективном расходовании бюджетных средств. Мы проанализировали деятельность административно-управленческого аппарата в некоторых лечебных учреждениях. Увидели, что на содержание этого аппарата, идёт от 7 до 10 % средств, заработанных учреждением, независимо от источников. И только за исключением 2 учреждений. Это у нас «Центр спортивной медицины» – 26,6 % и 38,5% на «Центр по борьбе со СПИД». Почему так получилось? Во-первых, это очень маленькие коллективы. Если мы возьмём «Центр спортивной медицины». Там постоянных работников – чуть более 40 человек. В центре СПИДа – 18. И на эти учреждения иметь – главного врача, главного бухгалтера, кадровика, юрисконсульта и т.п. Есть несколько заведующих отделениями. Каждый врач – сам себе зав. отделением.

- То есть обслуживающего персонала больше, чем непосредственных работников?

- Да. Поэтому, я считаю, что это абсолютно не эффективное расходование бюджетных средств в сегодняшних условиях. А что изменится, для населения, если здесь просто будет не «Центр спортивной медицины», а отделение, и будет главный врач областной больницы руководить этим? Я не понимаю, из чего возникла эта проблема.

- Проблема, в том, что люди боятся, что все спортсмены, которые проходили осмотры в «Центре» вольются в общие, и так не маленькие, очереди.

- Мы проанализировали эту ситуацию. И количество тех спортсменов, которые были отмечены, как законченный случай в 2016 году, львиную долю составляли дети, которые обслуживаются в детской поликлинике. У нас очень много было жалоб от родителей, о том, что они не могут получить вовремя допуск к соревнованиям, потому, что они не могут пройти то или иное обследование, так как их отправляют в детскую больницу из «Центра».

А детская больница не обязана обслуживать по этим направлениям. А в диспансере таких специалистов нет. Объясню механизм. Пациент, пришедший в «Центр» должен пройти определённый стандарт обследований. Этого стандарта в медучреждении нет. На какие-то дополнительные обследования всё равно люди идут в областную поликлинику. А деньги за законченный случай получает физкультурный диспансер.

То есть абсолютно не заморачиваясь диспансер имеет высокую финансовую обеспеченность, используя площади, мощности других лечебных учреждений. Это не совсем корректно. В проекте пока мы решили оставить в «Центре» кабинет спортивной медицины. Планируется, что «Центр спортивной медицины» будет целиком передан, как структурное подразделение областной больницы.

- Ещё один наболевший вопрос, что всё платно. В скандальных статьях пишут, что бесплатно обследование сегодня вообще пройти нельзя. Так ли это?

- Конечно, платные услуги, они имеют место быть. И они существуют в наших лечебных учреждениях, мы это не отрицаем. И я думаю, что платные услуги и будут существовать и развиваться дальше. Но говорить, о том, что всё платно, это не правильно. Правда, что сегодня получить всё и сразу нереально. Опять же это всё связано с тем кадровым дефицитом, который есть. И нехватка специалистов функциональной диагностики, узистов, рентгенологов.

Но существует территориальная программа госгарантий, где обозначены сроки. В течение двух недель, в течение 30 дней, какие-то гарантированные исследования. Если человек не хочет ждать, и хочет сделать это где-то в другом месте, и побыстрее, это его право, и он может сделать это за деньги. Я не знаю у нас такого учреждения, в котором в первую очередь предлагают платные услуги.

В первую очередь всегда предлагается запись на бесплатные исследования. Но и нельзя исключать те моменты, когда пациенты сами назначают себе исследования. Допустим, в стандартах написано при хронической ишемической болезни сердца и гипертонии обследования на биохимические показатели – два раза в год. УЗИ сердца – один раз в год, а то и раз в два года, при хронических заболеваниях.

То есть, иногда нет необходимости назначать те обследования, которое желают пройти сами пациенты. Но, тем не менее, мы над этой проблемой работаем. Вот с вводом компьютерного магнитно-резонансного томографа в онкологическом диспансере. Мы планируем дозакупить новые ультразвуковые системы, которые смогут обеспечить более качественное обследование наших пациентов. В любом случае мы не будем стоять на месте. И стремимся к тому, чтобы очередь на бесплатные исследования была, как можно меньше.

- Есть мнение, что если о здравоохранении такой маленькой области, как наша, идёт речь при Президенте, то у нас хуже всех. По-вашему, почему, всё-таки сложилась такая ситуация?

- На самом деле это не так. Я уже много раз об этом говорила в последнее время. Моё мнение, что Президенту доложена недостоверная информация дел в здравоохранении ЕАО. О том, что у нас всё хорошо, мы не говорим. Но у нас всё не так плохо, как преподносится. По уровню общей смертности, мы не в числе 25 последних. Не то, как было преподнесено, у нас самая высокая смертность в нашей маленькой области. У нас не самая высокая смертность.

Мы занимаем 26 строчку снизу, из 88 статистических регионов России. Конечно гордиться здесь тоже особо не чем, но и говорить о том, что ситуация аховая – нельзя. И на самом деле мы делаем всё, чтобы исправить эту ситуацию для того, чтобы наша область не звучала как с самой сложной или критической ситуацией в здравоохранении.

Сегодня система здравоохранения функционирует однотипно во всех регионах страны. И везде существуют те же проблемы, что и у нас. Тем не менее, руководство каждого региона, и наше в том числе, прежде всего, понимает, что здравоохранение, это та социальная ступень, которую больше всего обсуждают люди. И та сфера, которая показывает уровень развития региона в целом. И уровень администрирования региона в целом.

И сегодня я знаю и вижу, что нами предпринято очень много по исправлению данной ситуации. Конечно, не всё удаётся так быстро, как хотелось бы. Но нельзя исправить за несколько месяцев, то, что скапливалось десятилетиями. И мы видим цифры, которые говорят, что мы движемся в правильном направлении.

Другие интервью

15 Декабря 2017
Нищета, расстрелы, кровопролития - "Последняя осень в Донецке" Нищета, расстрелы, кровопролития - "Последняя осень в Донецке"
14 Декабря 2017
Моя новогодняя мечта – хотя бы в свои 97 лет встретиться с моим президентом В.В. Путиным Моя новогодняя мечта – хотя бы в свои 97 лет встретиться с моим президентом В.В. Путиным
11 Декабря 2017
Пешеходной надо было делать не Металлистов, а – Союзную и Благовещенскую Пешеходной надо было делать не Металлистов, а – Союзную и Благовещенскую
Все интервью

Комментарии (0)

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе

SM-News in English