Печатать
13 Июля 201711:40

Одного рецепта борьбы с международным терроризмом нет

Хамзат-Хаджи Саламов

Одного рецепта борьбы с международным терроризмом нет
175 9 1
12 июля в Москве состоялась научно-практическая конференция на тему: «Терроризм на Ближнем Востоке и перспективы противостояния». Мероприятие организовано Форумом продвижения и прогресса, при участии военно-патриотического союза «Звезда». В качестве одного из инициаторов выступил председатель йеменской общественной организации «Альянс прогресса и развития», генерал Яхья Мухаммед Абдалла Салех. В конференции приняли участие уважаемые ученые, общественники, политологи и богословы из России, Египта, Ливии, Йемена и Грузии.

Один из участников – шейх-уль-ислам, улем (известный и уважаемый богослов) на Северном Кавказе, Хамзат-Хаджи Саламов из Чеченской Республики. После научно-практической конференции Хамзат-Хаджи ответил на вопросы корреспондента ИА «SM-News».

- Хамзат-Хаджи, на конференции было озвучено много мнений: попытки дать универсальное определение понятию «терроризм», и как с ним бороться. В частности, много внимания участники уделили тонкостям ислама. Один из гостей заявил, что после теракта «богословы выступают перед камерами, но говорят не искренне». Как это понимать? Это о политизированности ислама? О чем идет речь?

-  Однозначного ответа я не вижу. Говорили о международном терроризме, большом терроре, или конкретные государства… Вообще, я считаю, большой международный терроризм – за этими людьми, лидерами, скажем так, боевиков, стоят определенные государства. Если [ответственные лица] из этих государств отзовут своих псов, скажем так, кто бы что не говорил, какую-то проповедь не читал – ничего не получится. Это оттуда управляемые люди.

А в отдельном государстве, одном регионе, я сказал бы так: религиозным деятелям не надо особо туда вмешиваться, скажем так. Конечно, проповедь правильную читать… «правильную» - это понятно. Но, тем не менее, прямо на них (боевиков – прим. авт.) воздействовать – получается, противостояние еще усугубляется.

Пусть силовые структуры… есть МВД, ФСБ, прокуратура, и так далее… Это же преступление – терроризм, да? [Злоумышленник] собирается сделать какой-то теракт, или уже сделал – это преступление, против закона. Пусть эти структуры работают, задерживают, судят… Пусть эти люди занимаются этими вопросами. Кто бы он не был: ваххабит, не ваххабит – преступником может быть любой [веры] человек, правильно? Любой религии, нации. А когда противостояние продолжается между религиозными деятелями, что вот это «они» не правы, их надо убивать… Обычно у нас как бывает? Милиционера убивает ваххабит. Мы говорим: он (ваххабит – прим. авт.) – шахид. Милиционер убивает ваххабита, они говорят: он – шахид. Получается, этот – шахид, этот – шахид… И, получается, наоборот, это положение еще больше усугубляется.

У нас много силовых структур. Пусть они занимаются своим делом конкретно – и никаких этих (терактов – прим. авт.) преступлений не будет. А религиозные деятели – вот, как есть, по Корану пусть рассказывают, не задевая особо вот этих людей. Если они начинают между собой [ссориться] – намного противостояние усилится. Мы говорим: мы победили терроризм третий, четвертый…

- Это о «передышке» в четыре года?

- … они притаились при таком жестком подходе, но свое мнение не изменили. Они еще больше ужесточились.

- Если «обрубить» все финансовые источники, они «самоликвидируются»? Или угроза терроризма сползет на минимальный уровень?

- Финансирование, как я здесь (на научно-практической конференции на тему борьбы с международным терроризмом на Ближнем Востоке – прим. авт.) сказал, деньги играют очень большую роль. Для всех это имеет огромное значение, правильно? Конечно, все хотят что-то получить, какие-бы громкие слова не произносились. Все сводится к этому. Потому что кушать надо, семью содержать надо. Машина? Все хотят купить. Какой-то комфорт создать? Все хотят. И ваххабит, и атеист, и коммунист – все хотят.

Основное, да, это финансирование. Самое главное. Если ее не будет, такой подпитки… Мы же замечаем здесь в России: вот эти бородатые, вот такие люди (показывает на бороду собеседника). Не в обиду (улыбается), эти ваххабиты обычно носят бороды. Они на хороших машинах, где-то работают, пристроены. Откуда? Глаз тоже видит все. Если меня поймают, скажут, где-то что-то я взял, спичечную коробку – меня сразу схватят, правильно? Заметят, возбудят уголовное дело какое-то…

Они у нас, чувствую, как меньшинства – очень хорошее лобби у них откуда-то, я не знаю. Могут устроиться, у них взаимная поддержка, очень хорошо устроена: друг другу помогают, поддерживают. А остальные, которые, вроде бы, против них – разобщены все. У них нет такого единства. Это тоже способствует их усилению, конечно. Много факторов, но все это четко расписать, аналитический расклад сделать – я, конечно, не такой знаток.

- Одного рецепта нет?

- Одного, конечно, будет недостаточно, я думаю.

- На Балканах, например, также обсуждают эту проблему. И бывшие югославские лидеры, которые когда-то были причастны к развалу этой страны, уже предлагают применить широкий спектр мер. Для них вопрос стоит также остро и из-за Косово… «ползучая исламизация» - для них это важно и опасно. В данном контексте они высказываются о некотором комплексе мер, среди которых полицейские, репрессивные меры, отодвигают на второй или даже третий план. Однако среди предложений – некие «культурные» меры противодействия.

- Я об этом еще в 2000 году на встрече с [президентом России Владимиром] Путиным говорил, что именно в Чечне надо по трем направлениям работать. Первое. Силовые структуры. Второе. Социально-экономическая сторона. Создать для людей рабочие места, условия. Третье. Духовно-нравственное воспитание. Всегда надо говорить о воспитании, они должны знать: если пойдешь [на преступление] – это будет караться. Воспитание этого не допустит. Они должны знать это точно, не должно быть сомнений. Плюс, конечно, если он не устроен, голодает, в недостатке – он все равно будет рисковать. Что бы то не было, человек идет на преступление, правильно? Если у него будет какой-то минимальный достаток, государство будет сильно стоять, силовые структуры – работать, плюс ему будут очень любезно рассказывать, что это – харам (запрещено – прим. авт.), по религии нельзя, и вообще нельзя, проповедь будет – вот этих три фактора сработают.

Беседовал Алексей Туманов

 

Другие интервью

21 Сентября 2017
Не люблю, когда наполовину: либо хорошо, либо никак Не люблю, когда наполовину: либо хорошо, либо никак
19 Сентября 2017
Восточный форум объединил идеи Восточный форум объединил идеи
08 Сентября 2017
Nord stream продвигает вариант трубопровода через заповедник Nord stream продвигает вариант трубопровода через заповедник
Все интервью

Комментарии (1)

Василий Тронин
Василий Тронин
20 Августа 201723:24
Но важно выбрать правильно направление. И Сергей Миронов знает его - - "Спецслужбам всего мира следует сотрудничать, чтобы эффективно защищать своих граждан.Совместные усилия будут более плодотворными, чем борьба с терроризмом в одиночку."
Ответить

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе

SM-News in English