Печатать
13 Июля 201711:40

Одного рецепта борьбы с международным терроризмом нет

Хамзат-Хаджи Саламов

Одного рецепта борьбы с международным терроризмом нет
131 9 0
12 июля в Москве состоялась научно-практическая конференция на тему: «Терроризм на Ближнем Востоке и перспективы противостояния». Мероприятие организовано Форумом продвижения и прогресса, при участии военно-патриотического союза «Звезда». В качестве одного из инициаторов выступил председатель йеменской общественной организации «Альянс прогресса и развития», генерал Яхья Мухаммед Абдалла Салех. В конференции приняли участие уважаемые ученые, общественники, политологи и богословы из России, Египта, Ливии, Йемена и Грузии.

Один из участников – шейх-уль-ислам, улем (известный и уважаемый богослов) на Северном Кавказе, Хамзат-Хаджи Саламов из Чеченской Республики. После научно-практической конференции Хамзат-Хаджи ответил на вопросы корреспондента ИА «SM-News».

- Хамзат-Хаджи, на конференции было озвучено много мнений: попытки дать универсальное определение понятию «терроризм», и как с ним бороться. В частности, много внимания участники уделили тонкостям ислама. Один из гостей заявил, что после теракта «богословы выступают перед камерами, но говорят не искренне». Как это понимать? Это о политизированности ислама? О чем идет речь?

-  Однозначного ответа я не вижу. Говорили о международном терроризме, большом терроре, или конкретные государства… Вообще, я считаю, большой международный терроризм – за этими людьми, лидерами, скажем так, боевиков, стоят определенные государства. Если [ответственные лица] из этих государств отзовут своих псов, скажем так, кто бы что не говорил, какую-то проповедь не читал – ничего не получится. Это оттуда управляемые люди.

А в отдельном государстве, одном регионе, я сказал бы так: религиозным деятелям не надо особо туда вмешиваться, скажем так. Конечно, проповедь правильную читать… «правильную» - это понятно. Но, тем не менее, прямо на них (боевиков – прим. авт.) воздействовать – получается, противостояние еще усугубляется.

Пусть силовые структуры… есть МВД, ФСБ, прокуратура, и так далее… Это же преступление – терроризм, да? [Злоумышленник] собирается сделать какой-то теракт, или уже сделал – это преступление, против закона. Пусть эти структуры работают, задерживают, судят… Пусть эти люди занимаются этими вопросами. Кто бы он не был: ваххабит, не ваххабит – преступником может быть любой [веры] человек, правильно? Любой религии, нации. А когда противостояние продолжается между религиозными деятелями, что вот это «они» не правы, их надо убивать… Обычно у нас как бывает? Милиционера убивает ваххабит. Мы говорим: он (ваххабит – прим. авт.) – шахид. Милиционер убивает ваххабита, они говорят: он – шахид. Получается, этот – шахид, этот – шахид… И, получается, наоборот, это положение еще больше усугубляется.

У нас много силовых структур. Пусть они занимаются своим делом конкретно – и никаких этих (терактов – прим. авт.) преступлений не будет. А религиозные деятели – вот, как есть, по Корану пусть рассказывают, не задевая особо вот этих людей. Если они начинают между собой [ссориться] – намного противостояние усилится. Мы говорим: мы победили терроризм третий, четвертый…

- Это о «передышке» в четыре года?

- … они притаились при таком жестком подходе, но свое мнение не изменили. Они еще больше ужесточились.

- Если «обрубить» все финансовые источники, они «самоликвидируются»? Или угроза терроризма сползет на минимальный уровень?

- Финансирование, как я здесь (на научно-практической конференции на тему борьбы с международным терроризмом на Ближнем Востоке – прим. авт.) сказал, деньги играют очень большую роль. Для всех это имеет огромное значение, правильно? Конечно, все хотят что-то получить, какие-бы громкие слова не произносились. Все сводится к этому. Потому что кушать надо, семью содержать надо. Машина? Все хотят купить. Какой-то комфорт создать? Все хотят. И ваххабит, и атеист, и коммунист – все хотят.

Основное, да, это финансирование. Самое главное. Если ее не будет, такой подпитки… Мы же замечаем здесь в России: вот эти бородатые, вот такие люди (показывает на бороду собеседника). Не в обиду (улыбается), эти ваххабиты обычно носят бороды. Они на хороших машинах, где-то работают, пристроены. Откуда? Глаз тоже видит все. Если меня поймают, скажут, где-то что-то я взял, спичечную коробку – меня сразу схватят, правильно? Заметят, возбудят уголовное дело какое-то…

Они у нас, чувствую, как меньшинства – очень хорошее лобби у них откуда-то, я не знаю. Могут устроиться, у них взаимная поддержка, очень хорошо устроена: друг другу помогают, поддерживают. А остальные, которые, вроде бы, против них – разобщены все. У них нет такого единства. Это тоже способствует их усилению, конечно. Много факторов, но все это четко расписать, аналитический расклад сделать – я, конечно, не такой знаток.

- Одного рецепта нет?

- Одного, конечно, будет недостаточно, я думаю.

- На Балканах, например, также обсуждают эту проблему. И бывшие югославские лидеры, которые когда-то были причастны к развалу этой страны, уже предлагают применить широкий спектр мер. Для них вопрос стоит также остро и из-за Косово… «ползучая исламизация» - для них это важно и опасно. В данном контексте они высказываются о некотором комплексе мер, среди которых полицейские, репрессивные меры, отодвигают на второй или даже третий план. Однако среди предложений – некие «культурные» меры противодействия.

- Я об этом еще в 2000 году на встрече с [президентом России Владимиром] Путиным говорил, что именно в Чечне надо по трем направлениям работать. Первое. Силовые структуры. Второе. Социально-экономическая сторона. Создать для людей рабочие места, условия. Третье. Духовно-нравственное воспитание. Всегда надо говорить о воспитании, они должны знать: если пойдешь [на преступление] – это будет караться. Воспитание этого не допустит. Они должны знать это точно, не должно быть сомнений. Плюс, конечно, если он не устроен, голодает, в недостатке – он все равно будет рисковать. Что бы то не было, человек идет на преступление, правильно? Если у него будет какой-то минимальный достаток, государство будет сильно стоять, силовые структуры – работать, плюс ему будут очень любезно рассказывать, что это – харам (запрещено – прим. авт.), по религии нельзя, и вообще нельзя, проповедь будет – вот этих три фактора сработают.

Беседовал Алексей Туманов

 

Другие интервью

07 Июля 2017
«Я видел «Битлз». Они настоящие» «Я видел «Битлз». Они настоящие»
05 Июля 2017
Чуть потеплеет, и начинаем гореть Чуть потеплеет, и начинаем гореть
04 Июля 2017
Самое сложное - переломить позицию региональных чиновников Самое сложное - переломить позицию региональных чиновников
Все интервью

Комментарии (0)

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе

SM-News in English