Печатать
29 Февраля 201616:15

Новосибирская агломерация: от идеи до воплощения

Юрий Воронов

Новосибирская агломерация: от идеи до воплощения
112 0 0
За последние годы во многих субъектах России стала популярна тема формирования городских агломераций, как способа ускорить и форсировать развитие регионов.
На вопросы издания "Кремлёвская пресса" об опыте работы по развитию Новосибирской агломерации ответил генеральный директор консультационной фирмы «Корпус», ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН Юрий Воронов:
- Для начала надо сказать о том, почему новосибирской агломерацией занялся столичный «Гипрогор». Это была когда-то большая организация, история ее ведется с 1932 года, и коллектив удалось сохранить.
Кроме того, «Гипрогор» обязался утвердить схему территориального планирования агломерации в Министерстве регионального развития РФ. Это позволяло надеяться на получение каких-то денег из федерального бюджета на развитие агломерации.
А победил «Гипрогор» после того, как он согласился, что будет привлекать к работе новосибирские организации. Их — четыре: фирма «Корпус», Институт экономики и организации промышленного производства, СГУГ и Г и СибНИИ градостроительства. И кое-что нам удалось в схему продвинуть.
- У Гипрогора был необходимый опыт по работе именно с агломерациями?
- У них есть такой опыт. Они делали схемы территориального планирования агломераций для Самары, Красноярска, Барнаула, для агломераций Северного Кавказа.
Нужно понимать место этого документа в сегодняшних условиях: его должен предварять некий экономический документ. Например, сначала появляется стратегия развития области, а потом уже схема территориального планирования. Далее разрабатываются правила землеустройства, землепользования и застройки, а потом уже идет кадастровая работа. Территориальное планирование отработано и более-менее соответствует мировой практике. А стратегии развития, то там нет ничего похожего на планы перспективного развития, которые были в советское время. Из этого следует, что стратегия развития является в значительной степени декларативным документом. Поэтому стратегия развития агломерации не разрабатывалась, а сразу стаи создавать схему территориального планирования агломерации.
- Новосибирская агломерация в этом смысле не исключение. То есть, грубо говоря, есть схема развития территории, но отсутствует экономическая часть.

- Что такое экономическая часть? Это составление балансов: приход-расход, притом на перспективу. Обязательным для регионального планирования являются два баланса, хотя, по полному счету их должно быть более десятка.
- Какие же это два баланса?
- Это – энергетический баланс и баланс трудовых ресурсов. Если мы запланировали строительство новых предприятий, то нужно показывать, по крайней мере, откуда ты возьмешь электроэнергию и работников, откуда придут ЛЭП и где будут жить семьи тех, кто, предположительно, будет работать.
И еще один момент: «Гипрогор» был задуман в советское время, чтобы создавать города в период индустриализации. Исходя из этого, они ничего другого, кроме моногородов, придумать и не могут. И что касается Новосибирска, то они решили, что внутри агломерации нужно сделать еще три моногорода. Один назвали Наукополисом, второй — Аэросити, а третий скромно – южной строительно-производственной зоной (СПЗ).

- О Наукополисе у нас много говорят и пишут. Такое ощущение, что у нас появится Большой Академгородок…

- Когда создавался Академгородок, предполагалось, что сфера обслуживания будет укомплектована членами семей ученых. То есть думали, что жена доктора наук будет стоять за прилавком, а его дочка пойдет в официантки. В результате эти места были заняты вахтой из соседних деревень, а вторые члены семей ученых стали ездить на работу в другие части Новосибирска.
Да, Академгородок стал примером для многих подобных проектов в мире, но мы же должны себе отдавать отчет в том, что через какое-то время все стареет. Вот и дети ученых вовсе не обязательно хотят становиться учеными, а сама территория Академгородка становится привлекательной и, значит, цены на жилье растут неизбежно.
Это и является главной проблемой развития науки на данной территории на современном этапе. Очевидно, что нельзя развивать науку на территории с очень дорогим жильем. Ведь наука — это сфера приложения молодых! Молодежь не может покупать дорогое жилье, потому мы и видим такое явление, как расползание Академгородка.

Куда развиваться? Это большой вопрос!
Сейчас принято решение создавать вынесенные поселки, но там, в чистом поле, возникает большое количество проблем. А в то же время у СО РАН есть на левом берегу Советского района (ОбьГЭС) огромные территории: так почему их не осваивать?
Корпуса там вполне возможно переделать под лабораторные.
Или вот еще факт: много молодых ученых живет в Бердске, потому что там жилье дешевле. Так почему бы не строить институты не на проспекте Лаврентьева, а в Бердске?! Не забудем и такой немаловажный момент: современные здания в гораздо большей степени подходят для науки, чем те, что строились в 50−70-е годы. Это совершенно очевидно.
- То есть, за красивым названием скрывается много разных проблем?
- Представляется, что сейчас это понято на областном уровне. Область заплатила приличные деньги за СТП Новосибирской агломерации. Надо понять такой вопрос: федеральное финансирование должно было идти через Министерство регионального развития РФ, но это ведомство больше не существует. Многие его функции переданы Министерству экономического развития, но вопросами развития агломераций оно заниматься не будет — это уже ясно.
- И все-таки: мы будем делать Большой Академгородок?
- Живет все еще такое представление, что сделаем Большой Академгородок и все станет замечательно! Но, как говорил древний философ, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Уже пришло новое понимание, и схема территориального планирования стала меняться в ходе ее разработки: нет уже такого представления, что нужно просто стать больше и все… Ведь за полвека в мире так много поменялось! И даже если бы мы очень этого хотели, то на сегодняшнем уровне развития не смогли бы это сделать — Большой Академгородок у нас уже не получится. И по сравнению с таким подходом концепция Наукополиса — это продвижение вперед.

- Что вы можете сказать о проекте Аэросити?

- Здесь наполнения реального еще меньше. Давайте хотя бы напишем, что будем делать с 14-ю котельными на угле, которые сейчас находятся в городе Обь. А с канализацией что делать? Это тоже проблема в том районе, что за железной дорогой.

Сама идея, конечно, правильная: раз есть международный аэропорт, то нужно развивать различные бизнесы, которые с ним связаны. Такие работы велись, например, по комбинату бортового питания. Но надо понимать, что на таких наработках Аэросити мы не сделаем — нужно прежде создать стратегию его развития.

- Много внимания сегодня уделяется теме транспортной инфраструктуры Новосибирской агломерации. Причины вполне очевидны для всех.
- Есть ведь вполне конкретные проекты. Например, это - идея городской железной дороги, которую мы продвигаем уже лет 20, наверное. В рамках СТП Новосибирской агломерации предусматривается меридиональная ветка от Родников до Бердска и кольцо, которое начинается в Толмачево и заканчивается на Инской: в одну сторону движение — по одному железнодорожному мосту, в другую — по второму. Конечно, все нужно считать тщательно. А пока, чтобы в городе появились два пересадочных узла с электрички на городской транспорт, у нас ушло 6,5 лет!

Сейчас в фоновом режиме мы и несколько других организаций продолжают работать над оптимизацией транспортного потока. Выделено 96 точек выезда на работу, 64 точки въезда на работу и 85 перекрестков, которые являются базовыми для формирования аналитики по транспортной сети. Причем речь идет о точках не только внутри города, но и по всей агломерации. Кроме того, СГУПС закончил работу над Транспортной схемой Новосибирска; с ее учетом и будем продолжать трудиться по развитию агломерации.

- Какое отношение к развитию проекта агломерации у региональных властей? Ведь теперь у нас появился заместитель губернатора, который именно эту сферу и курирует?

- Я думаю, что должна быть создана не только административная структура, но и структура хозяйственная.
Мы много работаем с администрацией Барнаульской агломерации: такая структура работает не первый год. Она курирует примерно 12 межмуниципальных проектов. Эффект там очевиден: идет строительство троллейбусной линии между Барнаулом и Новоалтайском, появилась единая система уборки мусора и т.п.
А в Красноярске есть другая структура, которая занимается развитием агломерации — «Красноярск—2020». Там она и выступила заказчиком создания схемы территориального планирования. Чем раньше у нас появится дирекция Новосибирской агломерации, тем лучше! А вице-губернатор как раз и должен ее курировать. Дирекция должна выполнять функции генподрядчика по межмуниципальным проектам. Ведь что такое городская агломерация по существу? Это – пакет межмуниципальных проектов и структура, которая отвечает за реализацию этих проектов.

Другие интервью

06 Декабря 2016
У России не получится абстрагироваться от проблем в Абхазии У России не получится абстрагироваться от проблем в Абхазии
02 Декабря 2016
Риск возрождения нацизма есть в Польше, Прибалтике и на Украине Риск возрождения нацизма есть в Польше, Прибалтике и на Украине
27 Ноября 2016
Кому-то очень хочется нарисовать картину лапотной Руси Кому-то очень хочется нарисовать картину лапотной Руси
Все интервью

Комментарии (0)

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе