Печатать
04 Мая 201619:03

История с грантами в 3 млрд руб в Туле напоминает "лихие 90-ые"

Виолетта Волкова

История с грантами в 3 млрд руб в Туле напоминает "лихие 90-ые"
532 5 2
Российский адвокат Виолетта Волкова рассказала изданию «Кремлевская пресса» о перспективах дела тульских чиновников Максима Мищенко и Геннадия Ефимова, обвиняемых в мошенничестве с грантами на 650 тысяч рублей. Кроме того, адвокат пояснила, как может быть связано дело о выделение других грантов ТД «Медведь» и компании «Балтика» в почти 3 миллиарда рублей с отставкой губернатора Тульской области Владимира Груздева.
- Как бы Вы оценили юридические перспективы дела Мищенко и Ефимова? Можно ли сказать, что у следствия есть вся необходимая доказательная база по делу?

- Я, к сожалению, не могу сказать, что есть вся необходимая доказательная база. Я считаю, что это уголовное дело надо расширять. Там должен быть еще, как минимум, один фигурант. Ефимов, на мой взгляд, та самая пострадавшая сторона, которая изначально даже не предполагала, что совершает преступление. А потом, когда до него дошел весь ужас происходящего, когда он попытался все эти последствия – деньги ушли со счета (грант, который был выделен), и он попытался их вернуть и вернул, то есть все последствия сгладил совершенного преступления. Но до сих пор, на мой взгляд, он не имеет надлежащего положения по данному делу. Я не могу, конечно, вмешиваться в деятельность моего коллеги, но в моей практике обычно такие фигуранты уголовных дел занимали место свидетелей, поскольку изначально они не осознавали, что совершается преступление. В последствии, осознав, что их использовали, что они явились орудием в руках, фактически изобличив преступников, таких людей следствие обычно не наказывает. Это основной свидетель преступления – вот, я вижу его статус.

Относительно Мищенко. Фигура эта достаточно неоднозначная. То, что он совершил, я абсолютно не удивлена. Не буду останавливаться на его прошедшей деятельности, но я думаю, что стоит поинтересоваться, на какие средства он купил квартиру, которая у него в Подмосковье находится. Деньги немалые, заплачены были сразу. Насколько мне известно, никаких кредитов и ипотеки он не брал, а его заработная плата не позволяла сделать ему такую покупку. То есть, говорить о том, что он никогда не занимался чем-то подобным, я думаю, не приходится. Но это пока в стадии предположений. Неплохо бы заняться им поглубже. Та статья, которая ему сейчас вменяется, к сожалению, предусматривает и применение к нему штрафных санкций. То есть штрафов со стороны государства. Конечно, я очень в данном случае, поддерживаю Глеба Жеглова, который сказал, что вор должен сидеть в тюрьме. Если это уголовное дело закончится обвинительным приговором, то, думаю, вор такого масштаба должен понести заслуженное наказание, ощутить все прелести нашей пенитенциарной системы.

- Во многих региональных СМИ возбуждение дела подавалось, как один из примеров планомерной борьбы с коррупцией. Проходила информация, что это правительство вычислило нарушителей и сдало их следователям. Вы согласны с такой постановкой вопроса?

- Нет. О том, что совершилось вот это преступление, там было известно уже давно. Было известно не без участия на тот момент сотрудника правительства, если не ошибаюсь, заместителя министра. Это мой хороший знакомый, поэтому я об этом деле и знаю. Он рассказывал, что есть такой факт, он его вскрыл. Александр Лучин – сейчас в Госдуме советник одного из замов председателя. Получается, ситуация такая, что действительно есть человек, который вскрыл фактически совершенное преступление, который порекомендовал одному из несчастных фигурантов, которые проходят по этому делу, Ефимову, написать заявление, оформить его правильно. То есть, правильно изобличить лиц, которые совершили коррупционное преступление. Но в последствие именно это дело замалчивалось. Да, действительно, заявление было написано, документы поступили и все, тишина, ничего не происходило до определенного времени.

То есть, длительное время это преступление пытались «замылить». И, в общем-то, попытались каким-то образом от уголовной ответственности указанное лицо…(пауза) чтобы Мищенко в принципе не понес какой-либо ответственности. Поэтому говорить о планомерной борьбе с коррупцией, именно со стороны правительства бывшего губернатора, не приходится.

Думаю, в деле будет еще один фигурант.

- Нет ли у Вас ощущения, что дело против бывшего функционера "России Молодой"- это попытка поставить крест на его политической карьере? Молодой, перспективный политик, а тут…

- Молодой, перспективный политик, который вдруг внезапно пропадает из Государственной думы. Думаю, дыма без огня не бывает. Просто так молодые, перспективные политики с высоких должностей не уходят. Если молодой и перспективный политик без шума был изгнан из достаточно перспективного места для своего дальнейшего политического развития, значит, не просто так это произошло. И уголовное дело вот это, нынешнее, как раз не заказ, а последствие его, думаю, противоправного поведения в тот период. Мы, к сожалению, можем только предполагать. Просто так у нас люди с государственных должностей не вылетают. Например, те же губернаторы. Часто так случается, что сначала губернатор теряет свое кресло, а потом вдруг оказывается, что на него возбуждается куча уголовных дел. Это же не единичная история в России. То есть сначала собирается какая-то квота недоверия, потом губернатора убирают, а далее его деятельность расследуют и все это заканчивается очень печально для некоторых.

- Дело Мищенко и Ефимова связано с выделением бюджетных грантов. В Тульской области уже в апреле разгорелся скандал с выделением многомиллиардных грантов из бюджета двум крупным предприятиям: заводу "Балтика" и ТД "Медведь". Предлог- "содействие улучшению инвестиционного климата". Верите ли Вы в такую заботу властей?

- Эта история – отголосок из глухих-глухих 90-х. От братьев Черных привет. Когда вот таким образом поддерживались свои предприятия, минуя банковскую сферу, потому что все, что необходимо предприятию, у которого неполадки или проблемы с наличными, с невозможностью, например, развиваться. Это, пожалуйста, прямиком поход в банк. Приходишь в банк, даешь свою историю (кредитные и все остальные), кредитные планы и тебе просто предоставляют или не предоставляют кредит в связи с твоей ситуацией в хозяйственной деятельности. Кредит предоставляется под проценты и его нужно платить.

В данном случае, получается, что дается крупная сумма, я так понимаю, что она превышает в более чем пять раз фактический годовой доход этого предприятия. Для меня это очень сомнительное вложение, поскольку указанная сумма даже по налогу может отбиться в течение лет десяти не меньше. То есть, каким образом стимулировать решили данное предприятие для меня тоже непонятно, потому что, насколько мне известно, что Тула, как субъект, не является участником данного предприятия и не владеет там никакими активами, на которые она могла бы оказывать свое влияние.

Я понимаю, если бы там были еще более 50% акций, участия, если это ООО, в данных предприятиях. Возьмем того же «Медведя». Он же сейчас под конкурсным производством. Там долг-то смехотворный всего каких-то 500 с чем-то тысяч рублей. А, если предприятие работает, то у него только за коммунальные услуги платят гораздо больше. Если я на сайте арбитражного суда вижу информацию о том, что данное предприятие сейчас находится в конкурсном производстве, то я понимаю, что это банкротное производство. Банкротное производство с такой смешной суммой.

Создалось впечатление, что это вообще специально инициированное банкротство именно для того, чтобы размыть и увести эти деньги, которые были получены. А не есть ли это преступление? Получить полтора практически миллиарда «Медведем» государственных рублей, муниципальных, считайте, и после этого банкротиться на абсолютно смешную сумму. Куда они делись, что они с ними сделали? Они не могли их вложить полностью в производство и закупить на них оборудование. Абсолютно исключено. Оплатить долги на тот момент, когда они оздоравливали это предприятие, долгов в таком размере у предприятия не было. Соответственно оплатить долги этими деньгами они не могли. Куда они их дели? На что они их пустили? Но денег нет, иначе не было бы банкротства.

Значит, деньги были уведены, значит опять какие-то схемы. Значит, нужно смотреть, как они поступали и как они отражались в бухучете. Здесь мы встречаемся с еще одной интересной деталью – а в бухучете они не отражены. Поступили деньги и не отражены? Может быть, они вообще не поступали? А может это такая хитрая схема, их просто списали, разложили и положили по карманам? Почему до сих пор следствие не занялось исчезновением? Три миллиарда – это очень много. Получается два предприятия, понимаю, если бы это были какие-то градообразующие предприятия, на которых полгорода работает, что-то для детей делают, слушайте, ну это алкоголь.

Это алкоголь – то, с чем сейчас начинают бороться и, то, в общем-то, что стимулировать по большому счету, как и табакокурение, государство не имеет права. Мы имеем два вредных производства, которые производят явно не улучшающую здоровье населения продукцию, в которых каким-то чудным образом пропало три миллиарда. Где следствие? Где посадка?

- Может, нужна какая-то реакция Москвы, если тульские правоохранительные органы не могут вмешаться?

- Если тульские правоохранители не могут этого сделать, то, конечно, надо смотреть, а пытался ли кто-то. Все это необходимо инициировать со стороны тульского правительства. Думаю, что новый губернатор по крайне мере должен все-таки этим вопросом заняться и выяснить, куда делись деньги. Это его история. Я о нем слышала исключительно замечательные отзывы. Мой друг, Александр Лучин, исключительно о нем хорошего мнения, надеется, что он действительно поднимет область и справится с той работой, с теми обязанностями, что на него возложены. Думаю, что это должно быть одним из его ближайших дел – дело о трех миллиардах. «Медведь» должен отчитаться, а куда он дел деньги. Куда, с кем, в какой группе, почему банкрот теперь?

- В феврале в Тульской области сменился губернатор. Владимир Груздев ушел в отставку. С чем, на Ваш взгляд, связано это решение, тем более, что у него в целом получалось в регионе?

- Сложно сказать, с чем связана отставка губернатора. Думаю, это не первый случай, когда сначала уходит губернатор, а потом вдруг обнаруживается, что его деятельность лежала в правовых рамках. Такие внезапные и неожиданные во многом уходы должны на чем-то базироваться. У нас же есть особая следственная группа, которая работает именно по губернаторам, по их командам. Проходила информация, что на 21 губернатора собраны материалы для возбуждения уголовных дел. Этих материалов достаточно. Почти четверть губернаторов.

Это настолько засекречено, что в следственном комитете, не знают кто конкретно. Просто известно, что она есть. Но то, что они работают по губернаторам абсолютно точная информация. У нас уже есть посадки, начиная с Хорошавина, когда все это началось.

Другие интервью

02 Декабря 2016
Риск возрождения нацизма есть в Польше, Прибалтике и на Украине Риск возрождения нацизма есть в Польше, Прибалтике и на Украине
27 Ноября 2016
Кому-то очень хочется нарисовать картину лапотной Руси Кому-то очень хочется нарисовать картину лапотной Руси
01 Ноября 2016
Правительство должно быть максимально компактным и профессиональным Правительство должно быть максимально компактным и профессиональным
Все интервью

Комментарии (2)

Веснянка
Веснянка
06 Мая 201609:12
Разумное решение - поддержать в тяжелый период кризиса отечественного производителя. В противном случае в стране вообще останутся сплошные перекупщики и челноки из Китая!
Ответить
Веснянка
Веснянка
06 Мая 201609:13
Проверка пройдена без замечаний, зачем дальше ковыряться? Неужели в стране мало проблем помимо распределения грантов. Мне кажется, кто-то обиженный, кому грант не достался, затевает всю это возню!
Ответить

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе