Печатать
23 Января 201712:15

«Достойная» пенсия в РФ не доросла до международного уровня в ¾ утраченной зарплаты

Александр Шершуков

«Достойная» пенсия в РФ не доросла до международного уровня в ¾ утраченной зарплаты
191 3 1
Антисоциальные работодатели, попытки урезать зарплату, повышение пенсионного возраста – обо всем этом и многом другом нашему корреспонденту в Мордовии Светлане Юдиной поведал секретарь ФНПР Александр Шершуков

- В нашей стране профсоюзы выполняют свою правозащитную функцию вот уже более 110 лет. Но в последнее время кое-кто считает этот институт гражданского общества «путами на ногах» экономики. Как идеолог ФНПР, скажите, что следует предпринимать в условиях действия такого мнения, чтобы сила профсоюзов не ослабевала, а росла?

- Первое, что нужно – это людей, высказывающих мнение о том, что профсоюзы являются «путами на ногах» экономики, назвать сторонниками антисоциальных работодателей, чья функция заключается в том, чтобы принудить труженика работать максимальное число времени, тратить минимальное количество денег на оплату и улучшение условий его труда. Есть определенная прослойка людей в нашей стране, которая поддерживает подобную позицию антисоциальных работодателей и понятно почему. Им прямо или косвенно платят деньги. И они де-факто выполняют платную функцию, не научную, а платную функцию.

А если мы говорим о тех профсоюзах, которые дееспособны в Российской Федерации, то это структуры от первичных профсоюзных организаций до отраслевых профсоюзов и ФНПР в целом, которые эффективно защищают права работников, и мы знаем такие примеры. Они подписывают удачные и успешные для работников коллективные договоры, отраслевые и региональные соглашения. Соответственно добиваются, чтобы у работников даже в условиях экономического кризиса не падала заработная плата и не ухудшались условия работы. В этом и есть сила!

- 2017 год в профсоюзной среде России объявлен Годом профсоюзной информации. Каких целей с использованием рычагов медийного рынка намерена достичь Федерация независимых профсоюзов России?

- В данном случае мы говорим, в первую очередь, ни о медийном рынке, а о построении внутри Федерации независимых профсоюзов России эффективной профсоюзной информационной вертикали. В том смысле, что позиция центрального органа ФНПР в короткие сроки и в неискаженном виде должна быть донесена через первичную профсоюзную организацию до члена профсоюза. И, наоборот, мнение членов профсоюзов по важнейшим и актуальным, с их точки зрения, моментам должно точно так же быстро и в неискаженном виде доведено до коллегиальных органов ФНПР. Цель заключается в том, чтобы построить структуру, в рамках которой член профсоюза, независимо от того, проживает он в Калининградской области и работает в бюджетной сфере, или трудится в сфере промышленности в Приморском крае, примерно одинаково понимали профсоюзную политику в рамках страны. Ориентировались в том, что происходит в трудовых отношениях, и были готовы поддержать, основываясь на этом понимании, действия профсоюзной организации, как в период мирных отношений с работодателями, так и в период возможного их обострения.

- Сейчас немало говорится о кризисе трудовых отношений. На Ваш взгляд, в чем его главная причина?

- С технологической точки зрения кризис трудовых отношений заключается в том, что часть работодателей пытается внедрить в различных формах либо заемный труд, который, кстати, запрещен в Российской Федерации на законодательном уровне, либо новые технологические платформы, которые как бы культивируют временное привлечение работника к трудовой деятельности. Я имею в виду такие платформы, как, предположим, Uber, где отсутствуют трудовые коллективы и усложнен процесс отношений между работником и работодателем. Между ними стоит компьютерная программа. Это с технологической точки зрения.

А с точки зрения классических отношений «работник – работодатель» кризис трудовых отношений заключается только в том, что существенная часть работодателей в Российской Федерации, а кое-где и работодатель не частный, а сторона государственная, пытается сэкономить на фонде оплаты труда работника, считая это наиболее слабо защищенной статьей среди расходов предприятия или учреждения. И, несмотря на какие-то запреты на законодательном уровне, принятие каких-то законов и актов, ухудшающих положение работника, несмотря на борьбу профсоюзов против снижения заработной платы, тем не менее, мы до сих пор наблюдаем абсолютно разные, по всевозможным линям попытки работодателя урезать те или иные доходы работника. Причем, доходы человека работающего в виде заработной платы и доходы человека в виде льгот, которые положены ему, как представителю той или иной социальной группы, а также доходы бывшего работника, например, ветерана труда. Это происходит сейчас в разных регионах Российской Федерации. И по большому счету кризис как раз заключается именно в этом.

- В 2016 году ФНПР удалось добиться приоритета заработной платы перед налогами. По Вашему мнению, это как-то изменит ситуацию с задержкой зарплаты?

- Это изменит ситуацию с задержкой зарплаты на предприятиях, находящихся в состоянии банкротства. Но поскольку у нас не происходит качественного изменения в секторе реального производства в России, то есть ситуация не улучшается, а, скорее, ухудшается, то проблема в следующем. Мы, с одной стороны, пытаемся развязать ситуацию с долгами по зарплате на предприятиях, уже находящихся в состоянии банкротства, но если тенденция в экономике продолжится, то мы, скорее всего, столкнемся с увеличением количества подобных предприятий, то есть получим новые предприятия, впадающие в состояние банкротства. Это, как писали в детских задачниках: «Из бассейна выливается пять ведер воды, а в бассейн заливается десять ведер. Сколько будет в бассейне воды через некоторое количество времени?». Тот же самый принцип. Поэтому окончательно разрешить данную проблему необходимо не только через борьбу с имеющимися проблемами в секторе обанкротившихся предприятий, но и делать всё, чтобы развивалась экономика, и улучшалось положение предприятий, в первую очередь, реального сектора.

- ФНПР последовательно борется за повышение МРОТ. В прошлом году он вырос на 21%. Как будут выглядеть дальнейшие шаги профсоюзов в данном направлении?

- Сейчас ситуация сложная. Потому что со стороны Министерства труда прозвучали заявления о том, что необходимо введение так называемого регионального МРОТ, то есть перехода от федерального уровня гарантий на региональный уровень гарантий. Логика здесь излагается следующая: поскольку стоимость товаров и услуг в разных регионах разная, то минимальный размер оплаты труда, например, в Дагестане не может быть равен МРОТ в районах Крайнего Севера. Мы, в принципе, выступаем против этого, потому что считаем, что как федеральная гарантия федеральный МРОТ должен оставаться.

В настоящий момент в целом ряде регионов есть региональное соглашение о минимальной заработной плате, которая как раз и выполняет функцию регионального МРОТ, в которую включается вся региональная специфика. Но здесь надо учитывать следующую вещь, что вся минимальная заработная плата не может быть ниже федерального МРОТ. Поэтому трудно сказать, что будет происходить с МРОТом. Вокруг него, как минимум, будет развернута большая полемика. Потому что с этой позицией, которую я озвучил, министр труда Топилин уже неоднократно выступал. И, скорее всего, он ее предполагает отстаивать.

Профсоюзы выступают против того формата, в котором эта идея была изложена. Поэтому будет дискуссия с одной стороны. На нашей стороне наличествует требование закона – Трудового кодекса, норма которого не выполняется с момента его принятия. Она о том, что МРОТ не может быть ниже прожиточного минимума. Сейчас МРОТ ниже прожиточного минимума. И, несмотря на то, что в прошлом году были приняты решения о его повышении в 2017 году до уровня 7500 рублей, тем не менее, он продолжает не достигать прожиточного минимума. Поэтому у нас позиция простая, но она сложна для правительства, которое можно понять только в единственном отношении, что у него сейчас большие проблемы с бюджетом. Но борьба в данном направлении будет продолжаться.

- С повестки дня в последнее время не сходит вопрос о повышении пенсионного возраста. Какова сейчас позиция ФНПР по данному вопросу?

- Позиция очень простая. Нам нужно понимать, почему происходит обсуждение этой проблемы. Эта тема муссируется не потому, что в Пенсионном фонде мало денег и их не хватает на выплату пенсий. При ситуации, когда государство регулярно перечисляет трансферты в Пенсионный фонд за «своих» пенсионеров, а именно бюджетников, денег в Пенсионном фонде хватает. И поэтому, как я предполагаю, речь идет о том, чтобы через повышение пенсионного возраста фактически уменьшить количество выплачиваемых пенсий, уменьшить количество людей, которым выплачиваются пенсии, а остатки Пенсионного фонда пустить на какие-то другие, пусть даже социальные, программы, но по другим пунктам. И это вместо того чтобы повышать выплаты пенсионерам в действующей системе.

Профсоюзы выступали и выступают против повышения пенсионного возраста. Нужно понимать еще следующую вещь, что те люди, которые в нашей стране, являясь пенсионерами, на пенсию не выходят, а продолжают работать, они делают это не потому, что им хочется продолжать оставаться в коллективе, хотя это тоже аргумент, конечно, быть с людьми, в гуще событий, а потому, что выйдя на пенсию, выплачиваемых им денег будет недостаточно на более-менее нормальную человеческую жизнь. Поэтому они вынуждены работать.

Наша цель заключается в том, чтобы пенсионер получал достойную пенсию. Достойная пенсия – это, по международным нормам, не ниже ¾ утраченного заработка. В нашей ситуации сейчас это меньше. А те люди, которые вталкивают в общественное сознание идею того, что в Пенсионном фонде нет денег, что повышение пенсионного возраста неминуемо, они, во-первых, обманывают аудиторию, а во-вторых, они банально пытаются отложенную на пенсию часть зарплаты работника украсть и использовать в своих личных политических интересах. Подчеркну еще раз: профсоюзы выступают против повышения пенсионного возраста.

- Ваше отношение к альтернативным профсоюзам? Просматриваете ли Вы в их деятельности какую-либо опасность для ФНПР?

- Отвечая на это вопрос, проще всего, конечно, сослаться на известную пословицу «На то и щука в море, чтобы карась не дремал». Но я скажу так, что в России, кроме ФНПР, существует еще несколько национальных профцентров. К примеру, есть национальный центр, который называется Конфедерация труда России, в которую объединены профсоюзы, не входящие в ФНПР. На отдельных предприятиях, где наличествуют их первичные профсоюзные организации, присутствует обычно очень жесткая борьба с представителями наших первичных профсоюзных организаций. Там действительно идет очень жесткая конкуренция за членов профсоюза. Опасность есть. Но главная опасность для наших профсоюзных организаций все-таки исходит не от альтернативных профсоюзов, тем паче, что эта терминология досталась нам буквально с прошлого века, она заключается в собственной плохой работе. Там, где она действительно плохо построена, где наша профсоюзная организация недорабатывает, где председатель профкома не обращает внимание на членов профсоюза, там крайне широкая почва для ее уничтожения в самом широком спектре диапазона: от возникновения альтернативного профсоюза и перетекания людей туда, до создания желтого профсоюза, управляемого администрацией предприятия. Либо до просто банальной ликвидации профсоюзной организации и передачи ее функций в части заключения коллективного договора так называемым иным представительствам трудящихся в виде совета трудового коллектива.

Но еще раз подчеркну, что подобные опасности в большинстве случаев нам не навязываются, они возникают в ситуации, когда в профсоюзной организации есть болезнь, как у человека, иммунитет ослаблен, и соответственно это почва для возникновения самых разнообразных последствий, спектр которых я обрисовал.

- И несколько слов о дальнейшей перспективе развития возглавляемой Вами партии «Союз Труда». Какие задачи она ставит перед собой? И как Вы намерены укреплять свои позиции на политической арене страны?

- Мы намерены привлекать профсоюзных активистов в свои ряды, участвовать в выборах. В данном случае я говорю о выборах, которые в этом году будут проходить в регионах, Это касается региональных и муниципальных уровней.

Мы считаем, что идея профсоюзной партии актуальна для нас. В том числе и потому, что это структура, которая отстаивает интересы и требования профсоюзов в чистом виде, в дистиллированном я бы даже сказал, без оглядки на так называемую политкорректность, чем страдают, как нам кажется, другие политические партии в отношении иных социальных групп, в том числе и работодателей.

Мы считаем, что наши партийные активисты должны поддерживать профсоюзные организации там, где у этих организаций на предприятиях есть проблемы, связанные с невыплатой заработной платы, незаконными увольнениями, давлением на профорганизацию. То есть помогать всеми законными способами. Например, устраивать пикеты у предприятия, проводить агитацию работников. Мы рассматриваем партию «Союз Труда» как дополнительный инструмент, который есть у профсоюзов, и который помогает добиваться решения наших профсоюзных задач еще и таким образом. Мы не рассматриваем ее отдельно от профсоюзного движения России.

- ФНПР поддержала инициативу Минтруда об исключении возможности оформления заявлений граждан о переводе пенсионных накоплений с использованием электронной подписи. Вы опасаетесь массовых случаев мошенничества?

- Вы знаете, русские хакеры, о которых в последнее время очень часто говорят в Соединенных Штатах Америки, доказали, что в электронные базы данных возможно внешнее вмешательство. Причем, как по причинам личной заинтересованности кого-либо, так и по причинам техногенного характера. То есть мы не очень уверены в том. Это же ведь относится не только к пенсионным накоплениям, но и к ведению трудовых книжек в электронном виде, то есть ко всем базам данных, на которые пытаются целиком перевести электронный документооборот в части работника. В частности, его стажа, случаев нетрудоспособности и так далее.

Что касается согласия работника на перевод денег из Пенсионного фонда России в Негосударственные пенсионные фонды с помощью электронной подписи, с одной стороны, конечно, это упрощает процесс, но настораживает, что сейчас это еще недостаточно защищено от внешнего воздействия. Поэтому мы в данном случае, а это относится и к трудовым книжкам, предлагаем следующую вещь: да, давайте начнем вести учет в электронном виде, но одновременно оставляем у работника еще и в бумажном виде, предположим, трудовую книжку, которую он может предъявить при необходимости. Ну, представьте, если что-то произойдет с этой базой данных, трудно будет подтвердить, например, трудовой стаж. По поводу электронной подписи отмечу, эту инициативу внедряют негосударственные пенсионные фонды, потому что перевод денег с электронной подписью можно сделать быстро. Человека можно уговорить и ему некогда будет даже вдуматься, что он делает. Два-три нажатия клавиш и деньги уже переведены. А в случае, если он их переводит другим образом, через заполнение бумаг, у него хотя бы остается время. То есть пока он пишет, может подумать о правильности и рациональности своего решения, либо о подвохе, который возможен в предложении, которое ему делается. Поэтому в отношении перевода денег с помощью использования электронной подписи возражение только в этом. В данном случае осложнение процесса для работника, скорее, больше плюс, чем минус. Потому что не всегда с деньгами надо расставаться очень быстро.


- В ходе недавнего Гайдаровского форума Михаил Шмаков заявил о необходимости возвращения системы страхования от безработицы. Как, на Ваш взгляд, она может выглядеть в современных условиях XXI века? А главное, что даст трудящимся?

- Сейчас пособие по безработице, которое уже давно не индексировалось, составляет небольшие деньги, жить на которые невозможно. И оно в этом случае носит больше формат декларации, нежели денег, которые могут поддержать человека, оказавшегося без работы, с одной стороны. С другой стороны, в глобальном смысле денег у государства сейчас тоже мало. Доходы бюджета существенно упали по сравнению с предыдущим периодом.

Можно и предположить, как должна выглядеть эта система: это определенный процент, например, 0,1% от фонда оплаты труда, который перечисляется, как это было в свое время, в финале существования советской власти, в фонд. И этот фонд уже занимается выплатой пособий людям, оказавшимся безработными. Как вариант, фонд находится под управлением трех сторон – государства, профсоюзов, работодателей. В принципе, чисто гипотетически, в случае, если управление этим фондом будет поручено просто профсоюзам, как представителям общественной организации, я думаю, что мы, скорее всего, возражать не будем. То есть это модель, которая уже работала, и к которой претензий не было. Как не было претензий и к Фонду социального страхования, когда им управляли профсоюзы. Единственное что, возражение со стороны работодателей может прозвучать так, что некая доля процента, который отчисляется, это тоже определенное бремя для предприятий, поскольку это дополнительная нагрузка на фонд оплаты труда.

У нас в стране сейчас около миллиона официально зарегистрированных безработных и неясное количество людей, находящихся без работы, незарегистрированных. Они не видят смысла в регистрации, потому что бюрократической возни достаточно много, а ходить долгое время по инстанциям, чтобы в итоге тебе выплатили 800 рублей в месяц, не все на это готовы. Поэтому если пособия по безработице приобретут нормальный вид пособия, возможно, и количество регистрирующихся в качестве безработных увеличится. И мы хотя бы увидим, сколько их реально наличествует в стране. Что, может быть, и неплохо.

Но, повторюсь, с этим нужно что-то делать, потому что формат, по которому проходит обеспечение или социальная поддержка безработных в нынешних условиях, это просто имитация поддержки.

Другие интервью

20 Мая 2018
Россия для меня – сверх гостеприимная страна! Россия для меня – сверх гостеприимная страна!
19 Мая 2018
«Спасай взятых на смерть и не отказывайся от обреченных на убиение» «Спасай взятых на смерть и не отказывайся от обреченных на убиение»
18 Мая 2018
Побеждает не оружие, побеждает человек Побеждает не оружие, побеждает человек
Все интервью

Комментарии (1)

Руфина Дусмухаметова
Руфина Дусмухаметова
24 Ноября 201714:14
С пенсиями у нас вообще беда. Почему не прислушаться к мудрому мнению Сергея Миронова и не вернуться к принципу солидарности в пенсионной системе. Кроме того, политик требует индексации пенсий дважды в год.
Ответить

Опрос

Считаете ли Вы новое правительство России правительством народного доверия?

Посмотреть результаты

Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе

SM-News in English
Яндекс.Метрика