Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
Салехард
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирская область
Абакан

Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск

Бизнес Удмуртии ждет от Бречалова улучшение налогового климата

Александр Прасолов

Бизнес Удмуртии ждет от Бречалова улучшение налогового климата
В мае 2017 года исполняется пять лет с тех пор, как в России был создан институт бизнес-омбудсменов. В задачи правозащитников, которые вскоре появились во всех российских регионах, входило стать посредниками между властью и предпринимателями, и отстаивать интересы последних. О том, получилось ли это, и какие проблемы волнуют бизнесменов в регионах, корреспондент "SM-News" Юлия Мокрушина поговорила с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Удмуртии Александром Прасоловым.

— Александр Алексеевич, этой зимой Вы проводили анонимный опрос предпринимателей о их самочувствии в регионе. Какие результаты он дал? Проблемы удмуртского бизнеса общие для всех регионов России, или есть какие-то особенности?

— Наверное, надо начать с того, что в Удмуртии сейчас зарегистрировано почти 70 тысяч предпринимателей и коммерческих компаний. При этом около 94% бизнеса в нашем регионе — это микропредприятия, 5% — малый бизнес, и только оставшийся 1% приходится на средний и крупный бизнес. Как уполномоченный, я занимаюсь защитой прав и законных интересов предпринимателей в отношениях с органами госвласти.

Анонимные опросы мы проводим регулярно — чтобы иметь точную картину. В последнем приняло участие 266 респондентов, из них 66% собственники бизнеса и 28% – руководители организаций либо их заместители. Им предлагалось оценить условия ведения предпринимательской деятельности в Удмуртии по 10-бальной шкале. Под условиями ведения бизнеса в данном случае понимается совокупность внешних факторов — экономические, правовые, социальные и иные условия.

В итоге удмуртский бизнес оценил эти самые условия как «недостаточно комфортные». Средняя оценка составила 4,3 балла из 10. Больше 40% респондентов дают отрицательную оценку, а вот положительных оценок (от 8 до 10 баллов) всего 8%.

В этом опросе прослеживается прямая связь с результатами общероссийских исследований. Например, по итогам опроса, проведенного Фондом «Общественное Мнение» в июне 2016 года в 53 регионах России, 38% опрошенных заявили о том, что в стране созданы неблагоприятные условия для ведения бизнеса. Хуже всего оценивают ситуацию жители городов с населением от 250 тыс. до 1 млн. человек — к этой категории относится и Ижевск, столица Удмуртии.

Основными своими проблемами предприниматели считают высокие налоги, коррупцию, бюрократию, проблемы с получением начального капитала, частые изменения нормативных документов и сложную экономическую ситуацию.

— Какие меры поддержки предпринимателей существуют сейчас в Удмуртии?

— В Удмуртии довольно сильно развито микрокредитование. Несколько лет мы на федеральном уровне добивались, чтобы срок кредита увеличили с года до трех лет, а суммы кредита до трех миллионов. Добились изменений в федеральном законодательстве. Теперь бизнес может получить кредит под льготный процент из гарантийного фонда. Есть налоговые льготы для отдельных категорий бизнеса.

Но в целом, я уверен, главная поддержка для предпринимателей — это создание равных, благоприятных условий для всех, а не адресная помощь. Лучше для всех сделать налог меньше на один процент, чем дать поддержку кому-то одному. Я знаю множество примеров достойных предпринимателей, которые никогда не пойдут к государству за помощью, у них другая философия.

— Можно обозначить основные вопросы, которые сейчас волнуют бизнес?

— Основной вопрос на повестке дня сейчас — это внедрение онлайн касс, то есть кассовых аппаратов нового типа, оснащенных фискальным накопителем и выходом в интернет для оперативной отправки данных налоговикам. Кроме того, на чеке теперь обязательно должен печататься QR-код. Такие кассы должны появится уже в 2017 году.

В целом идея хорошая, от введения таких касс есть свои преимущества. Например, защита прав потребителей. Но вводить их, например, для микробизнеса, чьи налоги не зависят от выручки, — как минимум преждевременно. Представьте маленький магазинчик где-нибудь в отдаленном районе Удмуртии — предприниматель должен купить саму кассу, обслуживать ее, приобрести компьютер и специализированные программы, регулярно менять фискальный накопитель, который стоит несколько тысяч рублей.

И хотя есть проект федерального закона, предусматривающий налоговый вычет в 18 тысяч рублей, сами предприниматели оценивают свои затраты в среднем от 50 до тысяч рублей. Для сельских предпринимателей это огромная сумма! Уже сейчас поступает множество обращений от предпринимателей, касающиеся регистрации на сайте, дефицита кассовых аппаратов.

Еще одна серьезная и злободневная проблема — рост налоговой нагрузки на бизнес при переходе к исчислению налогов на имущество от кадастровой стоимости. Например, если в 2015 году в Удмуртии налоги на малых предпринимателей на упрощенной системе налогообложения из-за введения налога на имущество в среднем выросли на 31%, то в 2016 году — уже на 48%.

Для предпринимателей, применяющих специальные налоговые режимы, это фактически новые налоги, поскольку до перехода к исчислению от кадастровой стоимости они налоги на имущество не уплачивали. Это противоречит позиции Президента России, который сказал, что налоговые условия должны быть зафиксированы в течение ближайших 4-х лет, а при переходе к налогообложению имущества от кадастровой стоимости не должно быть существенного роста налогового бремени.

В результате оказалось, что некоторым предпринимателям проще снести свои здания, чем платить за них налоги. Поэтому мы говорим о том, что необходимо пересматривать ставки налогов для разных категорий предпринимателей, возвращать освобождение от уплаты налога тем, кто его утратил, и делать это нужно достаточно срочно.

— С 31 марта вступили в силу новые правила и изменения в сфере для торговли алкоголем. Стало ли это проблемой для бизнеса Удмуртии?

— Это еще одна проблема для предпринимателей, которая тоже связана с контрольно-кассовыми аппаратами. Люди из-за отсутствия касс не могут получить лицензии на торговлю алкоголем, а кассы не могут купить, потому что поставщики не выполняют своих обязательств. Получается замкнутый круг.

Торговля алкоголем — проблема многогранная, у нас республике уже не раз принимались законы, ужесточающие торговлю алкоголем. Некоторые депутаты используют это как предвыборный пиар, но я считаю, что тут нельзя переусердствовать ни в коем случае.

Если не будет легальной торговли алкоголем, мы получим нелегальную торговлю. А нелегальная торговля, сами знаете, чем заканчивается.

— Традиционно бизнес говорит об административном давлении и бюрократии. Насколько актуальна эта проблема?

— Смотря что понимать под административным давлением. Количество плановых проверок становится меньше, здесь я высоко оцениваю работу прокуратуры Удмуртии, с которой мы плотно сотрудничаем. Они регулярно исключают из плана проверок большое их число. Если в 2015 году в сводный план в Удмуртии были включены 6 524 плановые проверки, то в 2016 году уже 4 835, а на 2017 год запланированы 3 804 проверки.

Но к сожалению, растет число внеплановых проверок. Они, конечно, выбивают бизнес из колеи.

Если же говорить о коррупции, то по результатам нашего опроса каждый пятый респондент (18%) сообщил о том, что в течение года ему приходилось сталкиваться с неформальными платежами. Учитывая, что вопрос довольно деликатный, логично предположить, что в реальности этот процент еще больше.

Но есть и положительные изменения. Предприниматели отмечают повышение удобства и качества предоставления государственных и муниципальных услуг. Во многом, на мой взгляд, это связано с проводимой политикой по переходу на электронную форму услуг и развитием МФЦ.

– Апрель стал месяцем повышения тарифов в системе «Платон» и очередного витка противостояния властей и отдельных перевозчиков. Обращались ли к Вам перевозчики Удмуртии с жалобами на систему, и считаете ли Вы эту проблему действительно актуальной или искусственной?

— Официальные письменные обращения ко мне по «Платону» не поступали, хотя при общении с представителями бизнес-сообщества этот вопрос неоднократно поднимался. В своем докладе за 2016 год повышение тарифов в системе «Платон» я обозначил как одну из актуальных системных проблем бизнеса в регионе. В то же время я считаю, что платить должен тот, кто больше ездит и наносит наибольший ущерб дорогам. В этом есть здравый смысл.

Другое дело, что данный механизм должно быть прозрачным и понятным для предпринимателей. Необходимо предоставлять общественности регулярные отчеты о расходовании каждого полученного в системе «Платон» рубля, чтобы у людей не создавалось впечатление, что почти все уплаченные ими деньги идут частным коммерческим структурам, обслуживающим систему.

Другой вопрос – это размер тарифа. Все новое должно вводится постепенно. А если решено было сразу же установить довольно высокий тариф, то, наверно, необходимо подумать о том, чтобы одновременно снизить другую фискальную нагрузку на грузоперевозчиков. Например, отменить транспортный налог или снизить акцизы на топливо.

— Вы, как правозащитник, можете как-то влиять на ситуацию? У омбудсмена есть реальные рычаги воздействия на власть?

— Я нахожусь в постоянном контакте не только с предпринимателями, но и с региональными органами власти — Госсоветом, Минэкономики, правоохранителями, прокуратурой, с которыми у нас заключены соглашения о сотрудничестве. Также мы участвуем в судебных процессах, представляя интересы предпринимателей. По каждому конкретному обращению есть разные способы работы.

Что же касается каких-то общих вопросов, то мы регулярно вместе с уполномоченными из других регионов собираем нашу аналитику и пятерку наиболее актуальных проблем для включения их в доклад Президенту России. И часто встречаем понимание с его стороны. Многие проблемы решаются, в том числе путем изменения федерального законодательства.

— Апрель начался со смены главы региона. Каких шагов вы ждете от Александра Бречалова в плане работы с бизнесом?

— Пока удалось только вкратце пообщаться с Александром Владимировичем, рассказать о самых насущных вопросах. У нас намечена встреча к ним в ближайшее время. Каких шагов мы ждем? Это прежде всего, улучшение налогового климата в регионе. Сейчас он неблагоприятен для предпринимателей, и требует немедленного вмешательства и изменений. Это один из способов привлечь инвестиции и бизнес.

То, какие льготы устанавливать сейчас для предпринимателей, часто отдается на откуп региональным властям. Однако все мы прекрасно знаем, что все региональные бюджеты дырявые, и никто не откажется от лишней копеечки, даже невзирая на интересы предпринимателей.

Хочется надеяться, что новый руководитель региона обратит внимание не только на крупный, но и на средний и малый бизнес. Именно они могут стать основой экономического благополучия региона.

Замуж за Бузову: все ради хайпа и пиара?Замуж за Бузову: все ради хайпа и пиара?
Подборка интригующих новостей в Яндекс Дзен, подписывайтесь zen.yandex.ru/sm-news.ru
Если есть проблема, о которой Вы хотите сообщить, отправьте жалобу на сайт Zadolbalo.net.
Оставить свой комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить комментарий
Опрос
Нужно ли, на Ваш взгляд, включать в школьную форму для девочек брюки?
  • Брюки можно включать в комплект только в зимнее время 60%, 3 голоса
    3 голоса 60%
    3 голоса - 60% из всех голосов
  • Обязательно, должно быть разнообразие 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Девочки должны носить только юбки или платья 20%, 1 голос
    1 голос 20%
    1 голос - 20% из всех голосов
  • Я вообще против школьной формы 0%, 0 голосов
    0 голосов
    0 голосов - 0% из всех голосов
Всего ответов: 5
12.09.2018 - 17.09.2018
Опрос закрыт
Партнеры

Редакция ИА "SM News" публикует наиболее актуальные материалы о работе