Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Белорус из Ростова, который учит всех русскому языку

Белорус из Ростова, который учит всех русскому языку
Фото sm-news.ru
Не надо вбивать клин между Россией и Белоруссией

Ростовчанина Алексея Павловского знают многие и во многих городах России. Как ростовчанина, который может организовать на юге России масштабные и необычные мероприятия. «Что? Где? Когда?», «Открой Рот», «Рио-Рита», «Фестиваль уличного кино», фестиваль мотивационного кино и спорта «Бридж оф артс», фестиваль кино о туризме «Россия вдохновляет», фестиваль грамотного русского языка Руфест — все это в Ростовской области неразрывно связано с Алексеем Павловским. Для всех он — человек, бесконечно влюбленный в Ростов-на-Дону и готовый рассказывать о нем часами. Он, говоря современным языком, амбассадор Ростова. И он — белорус.

Никакого политического и патриотического контекста

В начале нашего разговора о своем национальном самоосознании Леша усомнился в официальной цифре количества белорусов на Дону.

— Нас больше, чем 27 тысяч. Я по своему окружению сужу — с кем бы не разговаривал, даже со случайными людьми, как только выясняется, что я белорус — люди вспоминают о своих белорусских корнях (бабушки, дедушки), о своей белорусской родне, ну, в крайнем случае — о своем лучшем белорусском друге. Так, что складывается впечатление, что каждый житель Дона — на четверть белорус. Вот я, например, белорус на две четверти.

— Что за занимательная математика, Алексей?

— А это к разговору о национальном самоосознании. Но началось все намного раньше. В конце 80-х я пошел в первый класс в Ростове-на-Дону. Наш класс собирали как «образцовый», поэтому он был как бы «славянским». У нас были русские, прибалты, украинцы, и я — белорус. Все это детьми обсуждалось. То есть я у своих одноклассников ассоциировался как белорус. Даже форму мне покупали в Белоруссии, потому что все летние каникулы я проводил там у родных. И, замечу, что белорусская школьная одежда отличалась от российской формы. Как сейчас помню — в России у мальчиков были курточки, а у белорусских школьников — пиджаки, тоже синие. Лучший друг мой был с Украины, и мы все время мерялись по-детски — что круче, Украина или Белоруссия. Он говорил – Украина больше, а я говорил – а Беларусь зато белая, ну и так далее. Так что у меня эта тема с детства. А в 16 лет пошли получать паспорт. Друг гордо написал, что он украинец, а я обозначил себя белорусом. Вот тут и пригодилась математика, потому что в этом решении была целая логика. Я занялся подсчетами. Мой папа — наполовину русский, наполовину белорус, родители мамы — из Украины и Белоруссии, то есть во мне — четверть русская, четверть — украинская и две четверти — белорусские. Ну и родился я в Гродненской области. Значит, кто я? Белорус! Так что в этом самоосознании не было никакого политического и патриотического контекста.

Мне не надо стесняться ни родины, ни города

— А сейчас ты осознанно демонстрируешь, что ты — этнический белорус.

— Да? Не замечал, — удивляется собеседник.

— Ну, когда человек, ведущий ростовские игры «Что? Где? Когда?», обязательно ставит вопрос про Белоруссию — это, по-моему, показательно.

— Да, про Беларусь и… про Аллу Пугачеву, — соглашается Алексей. — Есть такое правило у телевизионных знатоков: не знаешь, что ответить, отвечай — Пушкин. А у меня оно звучит так: не знаешь, что ответить, отвечай — Беларусь или Пугачева. Я, кстати, на этом ростовских игроков ловлю уже.

А когда ты идешь на футбол ты несешь белорусский флаг. Тебя фанаты наши никогда не били?

— Я ходил с белорусским флагом на ЧМ-2018. Тогда многие болельщики ходили с флагами своей страны, а я ходил с белорусским. А что? Он мне очень нравится — его сразу узнаешь по народному орнаменту, он красивый. Правда, сейчас с ним не очень походишь: мне жаль, что национальные символы используют в политической борьбе. Теперь этот флаг ассоциируется с теми, кто поддерживает Лукашенко. И если бы я вышел с этим флагом сейчас, да еще на митинге в Беларуси, может и побили бы. А в 2018 году, на футбольном матче — за что меня, белоруса, бить? К нам всегда искренне хорошее отношение. Мне дважды повезло в этом плане. Если ты где угодно и кому угодно говоришь, что ты — белорус, то ловишь только хорошее отношение. И когда говоришь, что ты из Ростова — точно такое же отношение. Так что — не били, не бьют, и не будут бить. Я, между прочим, еще иногда белорусскую вышиванку надеваю, что тоже вызывает только добрые чувства у всех встречных.

— Леша, я не удивлюсь, если ты скажешь сейчас, что ты «Лявониху» танцуешь.

— Танцевал в детском саду. Сейчас уже нет. Но знаю основные элементы. Запомни главное отличие в танцах у белорусов: они на пояс ставят руку, сжатую в кулак, не захватывают. Одна из гипотез — почему так: белорусы много работают на земле, — руки натруженные, не всегда до белизны отмоешь, — вот и старались на захватывать полотно белой рубашки.

— Есть что-то, что объединяет в тебе Белоруссию и Ростов?

— О, наоборот, это постоянная борьба противоположностей. Это разные полюса. Поговорим о стереотипах. Белорусы — спокойные люди европейского склада (Прибалтика рядом, Польша). Отсюда – отсутствие панибратства, аккуратность до педантичности. Белорусов часто называют славянскими немцами — трудолюбивыми, чистюлями. А ростовчан немцами ну никак не назовешь, это скорее — итальянцы, с массой эмоций, громкие разговоры, застолья, панибратство. Единственно, что объединяет белорусов и ростовчан — гостеприимство. Вот во мне это и вылились в доминанту — я занимаюсь туристической деятельностью. Если приезжает человек в Ростов — то я ему все покажу, расскажу, накормлю самым лучшим. Мне повезло в жизни — мне не надо стесняться ни родины, ни города, в котором живу. Меня многие знают как «Белоруса из Ростова, который учит всех русскому языку» (Алексей Павловский организовывал первые Тотальные диктанты в Ростове, а сейчас проводит всероссийский фестиваль грамотности РУфест, — ред.).

Национализм и фашизм в Беларуси не приживется

— Алексей, когда в Белоруссии началась эта заваруха, какие у тебя ощущения и мысли появились?

— Я слежу за тем, что там происходит. У меня там родственники, друзья, друзья моих родителей. Я знаю все эти города, я гулял по этим улицам. Я не думаю, что все эти люди куплены. Мне не привели ни одного факта, подтверждающего это предположение. Я исхожу из того, что вижу по государственному белорусскому ТВ. Знаешь, есть такое выражение — «если что-то похоже на утку и крякает как утка, то, скорее всего, это — утка». Так и здесь — «если огромное количество людей, выходит на улицы и выступает против, то, скорее всего, это — огромное количество людей выходит на улицы и выступает против». И делает это искренне. Большая серия ошибок, сделанных Лукашенко, только увеличивает количество этих людей. Если бы не было побоищ, не было нагло нарисованных процентов — наверное, выходило бы на улицы людей меньше. Бить людей – нельзя, издеваться над людьми — нельзя. А то, что сейчас происходит в Беларуси — страшно. Отмечу такую особенность белорусского народа — для представителей этой национальности тема фашизма очень болезненная. Во время Великой отечественной войны белорусский народ очень пострадал от нацистов, потому что через республику фашисты заходили в СССР, и через нее — выходили. Все это сопровождалось страшной жестокостью. И вот то, что делает сейчас государственный режим Лукашенко — очень напоминает своей жестокостью действия фашистов. Для Беларуси тема национализма настолько выжжена всем опытом жизни этого народа, что это понятие, как и фашизм, там не приживется. Мне не нравится, что в своей политической борьбе сейчас в республике стали использовать эти очень «грязные» и понятия, и механизмы. Я из-за этой ситуации стал чаще думать вот о чем. Я уже не раз за свою жизнь видел, как вбивали клин между Россией и другими бывшими союзными республиками. Разошлись Россия и Украина, Россия и Грузия. Теперь непонятно, что будет с Арменией и Беларусью.

Яндекс.Метрика